Кандидат химических наук ВГУ: «Не никель нужно ставить в кружочек и перечеркивать»

В пятницу, 17 февраля, состоялось первое в 2017 году заседание Общественного совета при Воронежской облДуме по контролю за комплексным освоением медно-никелевых месторождений в Новохоперском районе. Его главными темами стали: сообщение о тампонировании скважин на лицензионных участках, план работы совета на текущий год и оценка экологических рисков разработки на основе анализа физико-химических свойств сульфидов. Тампонирование скважин обойдется в сумму свыше 100 млн рублей Первым выступающим стал Андрей Звонарев, главный специалист ОСП в г. Воронеже ООО «Медногорский медно-серный комбинат» (лицензиат, входит в холдинг Уральской горно-металлургической компании). «С декабря 2016 года на Еланском и Елкинском месторождениях начались тампонажные работы. В планах затампонировать 160 скважин на Елани, 74 на Елке. Это более 143 тысяч погонных метров на Елани и 59 тысяч на Елке, — рассказал Андрей Евгеньевич. — На сегодняшний день выполнение составило 53 скважины на Елани и 32 — на Елке. Предполагается, что в основной своей части работы по ликвидационному тампонажу скважин завершатся до конца 2017 года». По словам спикера, скважины промываются жидкостью после обработки ствола с помощью бурового станка. После этого опускается буровой снаряд. И по мере тампонирования он поднимается вверх по стволу. Каждые 10 метров цементируются раствором, который изготавливается из очень дорогого и качественного цемента. Также читайте > В Новохоперском районе скважины на медно-никелевых месторождениях тампонируют с гарантией в 400 лет  Таким образом получается крепкая порода, которая заполняет все поры и трещины и ствол скважины. Это позволяет избежать смешивания грунтовых и подземных вод. Производится полная рекультивация. То есть, по словам Звонарёва, уже через полгода найти места расположения этих скважин будет невозможно. Члены Общественного совета поинтересовались у специалиста, насколько тампонирование надежно. Андрей Звонарев на это ответил, что гарантия тампонажных работ составляет свыше 300 лет. Важно, что работы по тампонированию ведёт та же компания и те же специалисты, которые их бурили в ходе геологоразведочных работ. То есть, они знают все особенности скважин, детали расположения и проч. Другими словами, предельно точно «видят» их под землей. Это делает работу по ликвидации скважин практически ювелирной. Кроме этого, буровики ГК «Росгеоперспетива» (субподрядчик ООО «ММСК» по буровым и тампонажным работам) пользуются специальными инструкциями. К примеру, о порядке ликвидации и консервации скважин и их устьев. Она составлена учёными и утверждена органами власти. А, значит, все надежно. «Во сколько УГМК обойдется тампонаж?“ — не удержались от этого вопроса противники разработки месторождений. Также читайте > “Месторождения никелевых руд на территории Воронежской области состоялись»  «Цемент и работы очень дорогие. Все работы обойдутся в сумму свыше 100 млн рублей. Погонный метр на Елке — там подороже — стоит до 800 рублей. А на Елани около 515 рублей», — пояснил Андрей Звонарев. Возник также вопрос о других скважинах, которых по разным оценкам в регионе в незатампонированном виде около 4 тысяч. Они образовались в разное время в ходе различных геологоразведочных экспедиций ещё в Советские времена, и никакого отношения к работе УГМК в Воронежской области не имеют. Тем не менее, общественники требуют и их «приобщить» к общему объёму работ по тампонированию, производимых УГМК. «Возникает сложность — как бурились эти скважины и что они из себя сейчас представляют. В настоящее время никто не может доподлинно сказать о том, как отработать систему по их ликвидации. Поэтому если мы даже и возьмёмся точечно за эти работы, то это не только огромные дополнительные средства, но и огромная же ответственность: если в какой-то момент „что-то пойдет не так“, нам снова не «отбиться“ от претензий», — пояснил Андрей Евгеньевич. Общественники предложили совету выйти с предложением к органам власти поставить вопрос поиска способа тампонирования скважин перед научным и профессиональным сообществом. И найти его решение. «Этот вопрос ставится перед администрацией Воронежской области уже лет десять. По всей области бесхозных скважин более 4 тысяч. Результатов все 10 лет никаких нет», — лишь развел руками член Совета, руководитель управления недропользования ООО «ММСК» профессор Александр Плаксенко. «Скважин меньше 4 тысяч, потому что большинство просто не найти. Те, которые найдены, уже посчитаны и учтены департаментом ЖКХ. Сейчас идет работа по принятию скважин в областную собственность. Нельзя вложить деньги и затампонировать, пока они ничьи. Работа ведется, поэтому нет смысла делать такое обращение, — пояснил Павел Бойко, начальник отдела геологии и лицензирования по Воронежской области, обратившись к членам Совета. — У вас есть лужа на поверхности. А скважина — это 10 см на площади в 100 квадратных метров. Найти и «поймать“ её, чтобы пройти буром, очень сложно». «До прихода УГМК об археологическом достоянии Новохоперского района не знал никто»

Вторым вопросом на заседании стал план работы Общественного совета на 2017 год. Его озвучил Виктор Бочаров — председатель Общественного совета, доктор геолого-минералогических наук, профессор. Среди прочего Виктор Бочаров озвучил, какие проблемы будут обязательны к освещению и контролю со стороны совета. Это снятие верхнего плодородного почвенного слоя и его хранение. Прохождение 6 водоносных горизонтов при строительстве шахты. Также вопрос влияния на окружающую среду хвостохранилищ (важно — какие материалы будут использоваться для изоляции и сгущения отвалов). На заседании акцентировали внимание на важном вопросе проведения археологической экспертизы землеотводов участков под планируемое строительство. Нужно будет проводить полевые работы на тех участках, где будет строиться ГОК, хвостохранилища и другие объекты. Также читайте > В Новохоперском районе на средства УГМК восстановят памятники, благоустроят парк и установят датчики в школах  «Об археологических достояниях Новохоперского района не знал никто, пока в эти места не пришла с геологоразведкой Уральская горно-металлургическая компания. Эти работы ведутся на протяжении ряда лет, финансируются тоже нами, — рассказал профессор Александр Плаксенко. — Это уже позволило сделать учёным целый ряд научных открытий в области истории и археологии. И эти изыскания будут продолжаться». Голосованием план работы совета приняли за основу. Ни о каких кислотных дождях и речь быть не может!

Третий вопрос стал, пожалуй, самым ожидаемым. Ведь в нем приглашенный эксперт объяснил далеким от химии людям, какие же опасности для экологии может за собой нести потенциальная разработка месторождений. Выяснилось, что при правильной организации производства практически никаких. Также читайте > Почему мышьяк не представляет опасности при разработке месторождений в Новохоперском районе «Если мы ведем речь о биологической или экологической опасности, то говорить надо не о как таковом никеле или мышьяке. Важно то, в каких формах эти элементы находятся. Никель — это не есть тот самый порожек, о который мы спотыкаемся. Не в никеле дело, не его нужно ставить в кружочек и перечеркивать», — обратился к членам совета и журналистам Александр Наумов, доцент, кандидат химических наук ВГУ. Эксперт пояснил, какие соединения будут извлекаться при возможной разработке. Во-первых, это сульфиды. Соединения металлов, например, железа, меди, никеля и серы. Во-вторых, сложные оксиды. И третья группа — арсениты и арсено-сульфиды. Сульфиды — соединения малорастворимые. В нейтральные водные растворы их переходит очень мало. «Например, вы взяли хрустальный стакан — он содержит свинец. А свинец растворяется в воде. Таким образом, вы пьете свинцовый раствор. Казалось бы — кошмар! — привел пример Александр Наумов. – Но вопрос состоит в том, сколько того свинца вы выпили». Эксперт сказал о том, что важное значение будет иметь то, каким образом будут храниться отходы обогащения полезных ископаемых — так называемые «хвосты». Если процесс их хранения будет организован правильно, опасность для окружающей среды и для людей исключена. «Специалистам мы готовы показать любую информацию по части проектирования, если, конечно, решение о строительстве ГОКа будут принято“, — мгновенно отреагировал Александр Плаксенко. После выступления у кандидата химических наук поинтересовались, могут ли те вещества, которые будет добывать УГМК, раствориться таким образом, что будут выпадать кислотные дожди? И второе — какова опасность заражения соединениями мышьяка? Также читайте > “Экологических нарушений при геологоразведке Еланского и Елкинского месторождений нет!» «Кислотные дожди — разумеется нет. Для этого эти вещества должны попасть в атмосферу, — ответил Александр Наумов. — Потенциальная опасность соединений мышьяка, как я уже говорил, будет зависеть от технологической степени обогащения, концентрации мышьяковистых соединений в „хвостах“, как их будут хранить и других физико-химических условий». Эксперт объяснил, что снизить растворимость потенциально опасных соединений можно введением нейтральной или щелочной среды. А если нет растворимости, то они становятся практически не ядовитыми. К примеру, пустые породы можно смешивать с гашеной известью. И проблема сходит на нет. Это повсеместно применяемый процесс подщелачивания.

«Таким образом, существует ряд технологически простых приемов, которые делают среду не кислой, а нейтральной или щелочной. А при них опасность снимается», — резюмировал доктор экономических наук и профессор Сергей Огнивцев — заместитель председателя Совета.




Общественный диалог

22.02.2017
Кандидат химических наук ВГУ: «Не никель нужно ставить в кружочек и перечеркивать»

Александр Наумов выступил в качестве эксперта на заседании Общественного совета

 
18.01.2017
Александр Плаксенко: «Появится ли на востоке области крупный работодатель, станет ясно до конца года»

В конце прошлого года Уральская горно-металлургическая компания объявила об окончании геологоразведочных работ на медно-никелевых месторождениях в Новохоперском районе


 
06.12.2016
АЛЕКСАНДР ПЛАКСЕНКО: «ЗДРАВЫЕ ЛЮДИ ЖДУТ НАЧАЛА РАЗРАБОТКИ НИКЕЛЯ»
 
Все новости