Экомифология и неустойчивое развитие

Экомифология и неустойчивое развитие

Огнивцев С. Б.

Институт системного анализа и интеллектуальной собственности

 

В последние десятилетия одной из заметных тенденций становится все более широкое использование экологической проблематики для достижения политических и экономических целей. Экология становится эффективным инструментом борьбы за голоса избирателей и экономической конкуренции. Политические и экономические интересы побуждают политтехнологов создавать экологические мифы, вносящие смятение в неокрепшие умы не обремененной научными познаниями и сбитой с толку непрерывными антинаучными телевизионными программами части населения. В своих далеко небескорыстных целях политтехнологи часто умело используют неаккуратные или выдернутые из контекста высказывания известных ученых, а иногда непосредственно нанимают на работу гораздо менее известных, но шире смотрящих на научную этику и более прагматичных их коллег. Результатом этого сотрудничества являются многочисленные и разнообразные экомифы.

Парадоксально, но множество разнообразных мифов можно сконструировать на основе немногих простых, но эффективных приемов, среди которых: искаженное толкование научных и специальных понятий и терминов; гиперболизирование реально имеющихся, незначительных и малозаметных свойств и фактов;

Целью этого доклада является исследование экомифов, созданных политтехнологами в ходе так называемой антиникелевой кампании. Мы последовательно рассмотрим экомифы, возникшие в юридической, экономической, технологической и социальной сферах.

«Юридические» экомифы основаны, главным образом, на искаженном толковании юридических понятий и незнании населением российского законодательства.

 

Миф № 1. «Мы здесь родились. Это наша земля, наши недра, и мы будем решать, что с ними делать». При всей внешней привлекательности этих фраз, с правовых позиций они совершенно не соответствуют действительности. Подобную риторику часто используют коммунисты и другие левые партии. Однако в советский период никто, конечно, не думал реально отдать жителям право решать судьбу недр в районах их проживания. Невозможно себе представить, чтобы Сталин, Хрущев или Брежнев принимали бы решение о строительстве Днепрогэс, освоения недр Магнитки, Норильска, Уренгоя в зависимости от желания местного населения. Если бы население региона распоряжалось полезными ископаемыми, находящимися в недрах, страна могла бы остаться без нефти, газа, металлов или доходы от них шли бы только на нужды этих регионов, а, может быть, районов или сельских поселений, в которых они расположены.

Конечно, законодательство устроено совершенно иначе. По закону «О недрах» недра принадлежат государству, которое, конечно, по определенным законам процедурам информирует население. Вопросы освоения стратегических, например, никелевых месторождений относятся к компетенции федеральных органов власти.

 

Миф № 2. «Население должно изучить влияние месторождения на экологию, взвесить все за и против и принять решение о целесообразности разработки Елано-Елкинского месторождения».

Этот миф созвучен первому. Он так же использует подмену понятий и юридическую неграмотность большей части населения, оставшееся, кстати сказать, с советских времен.

Население и народ, конечно, являются источником власти. Однако в соответствии с Конституцией они делегируют свои полномочия органом государственной власти. В частности, право принимать решение о разработке стратегических месторождений по закону принадлежит Правительству России. В соответствии со своей компетенцией правительство приняло решение о целесообразности освоения Елано-Елкинского месторождения (распоряжение Правительства РФ от 26 декабря 2011 г. № 2360-р). После принятия этого решения были рассмотрены предложения по освоению месторождения, и лучшим, в том числе с позиций экологической безопасности, было признано предложение Уральской горно-металлургической компании (УГМК, точнее ее дочерней компании Медногорского медно-серный комбинат, ММСК). Таким образом, Правительство решило, что, во-первых, необходимо добывать никель и, во-вторых, поручило доразведку и разработку месторождения УГМК,как компании, в  частности,  представившей наиболее полное обоснование экологической безопасности технологий, которые они предполагают использовать при разработке. (в конкурсной документации были представлены весьма объемные тома, посвященные экологической безопасности разработки.

 

Миф № 3. «Граждане и общественные организации в рамках общественного экологического контроля вправе проверять документы недропользователя, составлять акты и. в случае необходимости, останавливать проведение работ».

Здесь имеет место умышленное искажение норм закона «Об охране окружающей среды». В соответствии с ч.  2 ст. 68 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» общественный контроль в области охраны окружающей среды (общественный экологический контроль) не предусматривает непосредственного контакта граждан и общественных организаций с хозяйствующим субъектом (в нашем случае с недропользователем). Право истребовать документацию, давать хозяйствующим субъектам предписания и т.д. имеют должностные лица государственного надзора. Заметившие нарушения экологического законодательства граждане и общественные организации могут обратиться с заявлениями в органы государственного надзора. Граждане и участники общественных объединений при осуществлении общественного экологического контроля не вправе требовать предъявления каких либо документов для проверки и  препятствовать проведению работ. За указанные действия (самоуправство) они могут быть привлечены в зависимости от характера и последствий противоправных действий к гражданско-правовой, административной или уголовной ответственности.

 

Миф № 4. «Перед началом всех работ по освоению месторождения недропользователь (УГМК, ММСК) должен провести оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС) и пройти экологическую экспертизу.

Само по себе требование довольно странное. Как можно оценить воздействие на окружающую среду до того, как изучены расположение рудного тела, водоносные горизонты и т.д.? Как провести экологическую экспертизу, не имея проекта освоения месторождения и строительства горно-обогатительного комбината (ГОК)? Конечно, и по логике и по закону, все нужно делать последовательно: сначала изучение недр, геолого-разведка, потом проектирование, потом экспертиза проекта.

В данном случае логика совпадает с нормами закона. В соответствии с Градостроительным кодексом РФ заключение государственной экспертизы, в состав которой входит оценка воздействия на окружающую среду, требуется на технические проекты строительства ГОК. То есть сначала проект, потом экспертиза. При проведении геолого-разведочных работ ОВОС, по закону, делать не нужно. Кроме того, Федеральный закон от 23.11.1995 г. № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе» не действует в отношении проектов по разведке и разработке месторождений.

Экономические мифы являются, во многом, продолжением правовых.

 

Миф № 5. «УГМК и ММСК являются офшорами и все налоги от никеля будут уходить за границу».

ОАО «Уральская горно-металлургическая компания» и ММСК, согласно открытым для каждого сведениям Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) являются российскими компаниями. (УГМК зарегистрирована в Свердловской  Области 24 сентября 2002 года, государственный регистрационный номер 1026600727713). Все налоги эти компании платят в российский бюджет. Владельцы УГМК — граждане России — платят НДФЛ в российский бюджет.

После строительства ГОК в Новохоперском районе налоги будут поступать в бюджеты района и Воронежской области.

 

Миф № 6. «России не нужен никель. Мы и тот что есть на 90% экспортируем»

Если поделить имеющиеся подтвержденные российские запасы никеля на годовую добычу, получится, что через 22 года никеля в России не будет! По мнению известного ученого-геолога Н.М. Чернышева: «В Норильске добычу свернут в 2015-2017 году, потому что богатые руды окажутся «выбраны“, а работать с породой, где содержание никеля низкое, при нашем уровне технологий слишком дорого. Обойтись же без этого металла в современном мире нельзя. Никель используется в трех тысячах сплавов, от него зависит развитие практически любой отрасли — ни мобильник не соберете, ни посуду или сантехнику из нержавейки не сделаете.»

Действительно, сейчас 90% никеля экспортируется. Однако, не говоря о налогах, этот экспорт дает валютную выручку, позволяющую жителям России покупать импортные товары и ездить за рубеж. Кроме того, следует помнить, что промышленность СССР потребляла весь производимый никель, и дополнительно импортировался никель с Кубы. Его не хватало. «Новая индустриализация», провозглашенная руководством  страны, потребует существенного роста производства никеля.

 

Миф № 7. «Россия должна идти по пути развития высоких технологий, а добыча никеля усугубляет унизительное положение России, как страны, поставляющей сырье».

Развивать высокие технологии, конечно, весьма престижно и правильно. Кто ж с этим спорит? Однако в среднесрочной перспективе таких возможностей в Новохоперском районе не просматривается. А вот добыча руды может дать имульс к развитию в самых разнообразных направлениях.

В то же время экспорт сырья для стран с большой территорией не только унизительно, а вполне достойно и естественно. Сырьевую ориентацию имеют такие развитые страны с большой территорией как Канада и Австралия. Миссией нашей страны навсегда останется поставка ресурсов на мировые рынки. Цель России рационально использовать огромные сырьевые ресурсы для инновационного развития и повышения доли высокотехнологичных производств. Если проанализировать экономический потенциал регионов страны, то оказывается, что кроме столичных городов и областей лидирующие места в рейтинге социально-экономического развития занимают богатые ресурсами и эффективно их использующие регионы: Ханты-Мансийский АО, Тюменская область, Ямало-Hенецкий АО, Свердловская область, Красноярский край, Республика Татарстан, Белгородская область, Республика Башкортостан, Пермский край, Сахалинская область,  Кемеровская область, Липецкая область. Не секрет, что процветание соседних Белгорода и Липецка основано на черной металлургии, которая экологически намного вреднее цветной металлургии и, тем более, практически безвредных добычи и обогащения руды шахтным способом.

 

Миф № 8. «Добыча никеля не выгодно Воронежской области. Оно даст Воронежской области 1 млрд. долл. дохода, а доход от сельского хозяйства составляет 3 млрд. долл. в год.»

Этот миф часто повторяется и широко используется, несмотря на его очевидную абсурдность. Для строительства ГОК необходимо всего 500 га из 110 тыс. га сельскохозяйственных угодий Новохоперского района и примерно 4 млн. га Воронежской области. Совершенно очевидно, что строительство ГОК никак не может повлиять на выпуск сельскохозяйственной  продукции не только Воронежской области, но и Новохоперского района. Следовательно, 1 млрд. долл. доходов от добычи никеля нужно просто суммировать с 3 млрд. долл., получаемых областью от сельскохозяйственного производства.

 

Миф № 9. «Выгоднее развивать в Новохоперском районе сельское хозяйство и туризм, чем горную промышленность».

В подтверждение этому мифу не приводится никаких экономических расчетов. Совершенно непонятно, почему нужно противопоставлять добычу полезных ископаемых, сельскому хозяйству и туризму. Как уже было сказано, ГОК займет всего 500 га и санитарно-защитная зона для подобных производств по принятым государственным нормативам не превышает 500 метров от объекта. По информации администрации района, в настоящее время вся пашня из 9000 га земель, приобретенных УГМК, используется для производства сельскохозяйственной продукции. Сельское хозяйство, разумеется, основная специализация Новохоперского района. Однако низко продуктивные почвы (о них мы подробнее скажем ниже) и засушливый климат мешают получению достойных урожаев. Развитие сельского хозяйства, без сомнения, необходимо, но возможности здесь ограничены. Развитие туризма на базе Новохоперского района требует больших вложений. Конкуренция в этой сфере чрезвычайно высока. Имеется большое число стран и регионов, имеющих по сравнению с Новохоперским районом весьма значительные конкурентные преимущества по природно-климатическим характеристикам и туристической инфраструктуре.

Земли и земельные отношения так же стали объектом  мифотворчества.

 

Миф № 10. «На землях сельскохозяйственного назначения нельзя вести геолого-разведочные работы». Опять все построено на обмане, использующем незнание законодательства населением. На самом деле, в статье 7 Федерального закона от 21.12.2004 г. № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» содержится исчерпывающей перечень случаев перевода земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию. В указанном перечне отсутствует случай, связанный с проведением работ по геологическому изучению недр. Министерство экономического развития Российской Федерации письмом от 13 мая 2011 г. № Д23-2005 дополнительно разъяснило, что для проведения геолого-разведочных работ не требуется перевод земель сельскохозяйственного назначения в земли иных категорий.

Если геологоразведочные работы дадут положительные результаты, и будет принято решение строить ГОК, необходимо будет перевести около 500 га сельскохозяйственных земель в категорию «земли промышленности».

 

Миф № 11. «В Новохоперском районе имеются уникальные черноземы, малейший ущерб которым перевешивает любые прибыли от добычи полезных ископаемых».

Довольно устойчивый миф, опирающийся на легенды о воронежских черноземах. Однако исследования ВГУ (руководитель профессор Д. Щеглов) показывают, что большую часть Новохоперских почв составляют выщелоченные малогумусные черноземы: при норме для черноземов в 6-7% гумуса для чернозема в почвах района средний показатель составляет 3-4%. На лицензионных участках содержание гумуса еще меньше. Средний бонитет (плодородие) не превышает 60% (при максимальном плодородии 100%). Площадь Еланского лицензионного участка равна 2890 га. Этот участок расположен, в основном, на территории бывшего колхоза «Победа». Здесь преобладают нечерноземные почвы, на которых традиционно выращивают арбузы. Площадь Елкинского лицензионного участка составляет 860 га (бывший колхоз «Вперед»). Здесь присутствуют выщелочные и луговые черноземы с низким содержанием гумуса. Урожайность зерновых в указанных хозяйствах в среднем была на уровне 15-16 центнеров с гектара. Так что о ценных и особо продуктивных землях в данном случае говорить не приходится. Конечно, это не значит, что эти земли не нужно оберегать, сохранять и защищать. Просто нужно объективно оценивать их ценность.

Технологические мифы занимают, естественно, центральное место.

 

Миф № 12. «Никель — вредный и опасный для здоровья металл».

Непонятно, почему этот миф имеет широкое распространение, несмотря на его очевидную глупость. Всем известно, что никелирование повсеместно используется для покрытия посуды, из никеля делают зубные протезы, стенты для сосудов, протезы тазобедренных суставов и т.д. Никель участвует в работе многих желез человека, особенно, поджелудочной железы и выработке гормонов. Говорить: «Я против никеля», также глупо как быть против меди, железа, цинка и далее по таблице Менделеева. Это признак отсутствия общей культуры и дремучей необразованности.

 

 

Миф № 13. «При добыче будут использоваться огромные карьеры».

В некоторых листовках и выступлениях речь шла о многокилометровых карьерах (даже длиной в 160 км и шириной в 70 км). Тут уместно вспомнить слова министра пропаганды фашистской Германии Йозефа Геббельса «Если вы произнесёте достаточно большую ложь и будете её повторять, то люди в итоге в неё поверят».

На самом деле, добыча будет проводиться шахтным способом без всяких карьеров.

 

Миф № 14. «На лицензионных участках уже сейчас имеется огромная радиация, свидетельствующая о наличии в недрах урана».

Поскольку на антиникелевых сайтах была написана жуткая новость о радиации в поселке геологов на уровне 50 миллирентген в час, специальная комиссия Общественного совета вместе со специалистами кафедры ядерной физики ВГУ на сертифицированной аппаратуре 12 февраля 2014 года провела измерение радиационного фона в этом лагере, а также в других местах лицензионных участков. Нигде радиационный фон не превысил 15 микрорентген при норме для жилищ 30 микрорентген в час. Таким образом, авторы безумного сообщения ошиблись в несколько тысяч раз. По всей вероятности, они по неграмотности перепутали мили (тысячная доля) и микро (миллионная доля) рентгены.

При указанной ими дозе все находившиеся там люди погибли бы в течении нескольких часов. Опасная ошибка!

 

Миф № 15. «В руде присутствуют сера и мышьяк, которые отравят почву и воздух».

Все беды от отсутствия естественнонаучного образования. Сера и мышьяк вместе с никелем содержатся в минералах, которые в воде не растворяются. «Ну посмотрите вы учебник — не растворяются сульфиды в воде!» — возмущался по поводу этого мифа профессор Чернышов. Сера и мышьяк (также как никель и медь) могут выделяться в свободной форме только при плавке минералов, то есть в металлургическом процессе, а он будет идти на Уральских заводах. Так что сера и мышьяк вместе с никелем, медью и другими элементами в полном объеме будет транспортироваться на Урал.

 

Миф № 16. «Пылевые облака появятся на местах измельчения руды, разлетятся на сотни километров и загрязнят воздух не только в Воронеже, но во всех соседних областях».

Здесь опять используется умышленная гиперболизация реальной информации и доведение ситуации до абсурда. Конечно, строительство ГОК и добыча руды не обойдутся без пыли. Это правда. Все остальное — вранье.

На всех современных рудниках используют мощные пылеуловители. Измельченная руда сразу пастеризуется. По действующим в нашей стране и за рубежом нормативам на границе санитарно-защитной зоны (СЗЗ,500 метров для ГОК) содержание пыли в воздухе не должно превышать предельно допустимой концентрации (ПДК). Если содержание любого вещества меньше ПДК, ущерба для здоровья уже не будет. Концентрация экспоненциально убывает с расстоянием, и уже на расстоянии 3 км она не превысит 10% ПДК. Если на границе СЗЗ концентрация будет превышать ПДК, предприятие нужно закрывать. Контролирующие органы строго следят за этим. Мы настоим на том, чтобы мониторинг концентрации пыли и вредных веществ велся в режиме реального времени, а результаты мониторинга будут открыта для населения в Интернет.

Кстати, Воронеж находится менее чем в 100 км от крупнейших открытых карьеров добычи железной руды. Ее добывается в десятки раз больше, чем никеля. Карьеры имеют до 500 метров глубины. Однако пыльные бури не обрушиваются на Воронеж и даже на рядом находящиеся города. Мировой опыт показывает, что от шахтных разработок, вообще, практически нет пыли, и в Греции, Финляндии, ФРГ ГОК непосредственно соседствуют с курортными городами.

 

Миф № 17. «В результате откачки воды из водных слоев образуется депрессионная воронка радиусом 25 км».

Услышав непонятные и потому страшные слова депрессионная воронка, обыватель представляет собой воронку как в огромном унитазе, которая засасывает в себя города и села. На самом деле, депрессионная воронка это условное название зоны, в которой несколько снижается уровень подземных вод, когда из центра воронки происходит мощная откачка воды. Москва, Санкт-Петербург, все другие крупные города мира образуют большие или меньшие депрессионные воронки. Ничего опасного и страшного в этом нет.

При современной технологии проходки с замораживанием грунтов и практически безотходным использованием воды (замкнутый цикл) депрессионной воронки вообще не будет. Заведующий кафедрой гидрогеологии Российского государственного геологоразведочного университета (Москва), заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Государственной премии СССР Владимир Швец указывает, что «доктор геолого-минералогических наук, профессор Питьевая опубликовала статью, в которой делает прогнозы», основанные на том, что при разработке будут использованы устаревшие на десятки лет технологии и «во время  проходки стволов вода будет в них свободно прибывать из всех горизонтов, а потом  откачиваться на поверхность» «Современные технологии практически полностью отсекут приток подземных вод в шахтные стволы. А значит,  и масштаб депрессионной воронки будет пренебрежимо мал».

Социологический миф замыкает экомифологический пантеон.

 

Миф № 18 «99% населения Новохоперска выступает против разработки никелевого месторождения». В декабре 2013 года Институт социологии РАН провел социологический опрос в Новохоперском районе. В отчете, подписанном кандидатом социологических наук  А.В. Мозговой, приведены следующие результаты.

С утверждением «При использовании экологически чистых технологий (с жесткими экологическими ограничениями и гарантией контроля над их исполнением) разработка никелевых рудопроявлений возможна» полностью согласны и скорее согласны — 53%, полностью не согласны и скорее не согласны — 17%; остальные 30% колеблются. С утверждением «Разрабатывать никелевые залежи необходимо, это принесет экономическую и социальную выгоду району, области, стране» полностью согласны и скорее согласны — 46%, полностью не согласны и скорее не согласны — 24%; 30% колеблется. Все результаты будут скоро опубликованы. Они показывают полную несостоятельность приведенного выше мифа.

Экомифология отнюдь не безобидная игра. Введение населения в заблуждение наносит существенный экономический вред Новохоперскому району, Воронежской области и стране. Если основной целью современной экологии является обеспечение устойчивого развития, то экомифы порождают неустойчивость и препятствуют развитию. Целью науки должно быть разоблачение всех антинаучных мифов и просветительская работа с населением.




Общественный диалог

22.02.2017
Кандидат химических наук ВГУ: «Не никель нужно ставить в кружочек и перечеркивать»

Александр Наумов выступил в качестве эксперта на заседании Общественного совета

 
18.01.2017
Александр Плаксенко: «Появится ли на востоке области крупный работодатель, станет ясно до конца года»

В конце прошлого года Уральская горно-металлургическая компания объявила об окончании геологоразведочных работ на медно-никелевых месторождениях в Новохоперском районе


 
06.12.2016
АЛЕКСАНДР ПЛАКСЕНКО: «ЗДРАВЫЕ ЛЮДИ ЖДУТ НАЧАЛА РАЗРАБОТКИ НИКЕЛЯ»
 
Все новости