Статья "Кто заинтересован в мировом никелевом заговоре?".

Травля «медного дьявола»

Кто заинтересован в мировом никелевом заговоре?

 

Никель в  европейской политэкономии снискал устойчивую репутацию металла-изгоя.  Ему не везло с самого рождения. Задолго до его официального открытия в 1751 г.  с никелевыми рудами постоянно сталкивались  горняки Саксонии,  которые безуспешно пытались плавить из них медь. Научившись, наконец, отличать никелевую руду от тех, что позволяли получать медный сплав, саксонцы мстительно окрестили её Kupfernickel – «Медный дьявол».  И когда шведский химик и минералог Аксель Фредрик Кронштедт  сумел извлечь из красного никелевого колчедана  характерный зелёный окисел, а затем реакциями восстановления – новый металл, он, не мудрствуя лукаво,  оставил за ним саксонскую «чёрную метку» — термин «никель».  В  современном немецком языке это слово  образно характеризует на редкость двуличных людей.

 

Схватка за лидерство

Два с половиной столетия спустя,  на  рубеже тысячелетий  в Европе начали новый «крестовый поход» против никеля.  Евросоюз  обязал своих членов  полностью изгнать этот металл из стоматологии  и производства ювелирных изделий. В западной прессе, а с её подачи – и в российской  постоянно печатают «страшилки»  о рисках, связанных с использованием никелевых изделий в быту. Получается, что чрезвычайно опасны и заклепки на джинсах, и металлические молнии, и швейные иглы.

Послушать иных  последователей Нострадамуса –  страшнее никеля в таблице Менделеева «зверя» нет.  Всё равно, что уран есть столовыми ложками.

Напрашивается логический вывод: раз пошли такие  гонения на «медного дьявола»,  должны падать и его добыча, и переработка.  Обыватель, начитавшись  антиникелевых  публикаций, так, собственно, и думает. На самом же деле всё происходит с точностью наоборот.

Мировая добыча никеля и объемы промышленного использования этого металла, исключая отдельные конъюнктурные спады  и вопреки жесткому прессингу мирового финансово-экономического кризиса, стабильно растут. В 2001 г., на момент вступления в силу  антиникелевых санкций  ЕС,  добыча никеля на планете, по данным Международной исследовательской группы по никелю,  составляла 1,22 млн. т. В 2011 г.,  по отчету Всемирного бюро статистики металлов (World Bureau of Metal Statistics), извлечение металлического никеля из свежедобытой руды  составило 1,81 млн. т.  Это на 297,3 тыс. т  больше, чем  в 2010 г.  Данные  Геологической службы США расходятся с этой цифрой  всего на 100 тыс. т – чуть меньше 1,8 млн. т  никеля. Но это всё равно означает прирост на  13,2%. А по предварительным данным за 2012 г. мировой объём производства никеля вырос, по сравнению с 2011 г., ещё на  5,6%. Получается, что за последние 11 лет  он увеличился более чем на 40%.

Цены на никель также заметно подросли. В 1995 г. средняя цена продажи российского нерафинированного никеля составляла 8 тыс. 57 долл. за тонну.  В 2003 г. – 9 тыс. 247 долл. В 2006 г. цена наличного никеля  на Лондонской бирже металлов зашкалила до рекордной отметки в 34,5 тыс. долл. за тонну. Сегодня, биржевая среднемировая цена наличного никеля,  значительно уступив позиции, держится на вполне приемлемом для производителей уровне – 16 тыс. 754 долл. (по итогам марта нынешнего года). То есть, по сравнению с рубежом тысячелетий, почти удвоилась.

Факты – упрямая вещь: никеля вокруг нас стало не меньше, как делает вид Евросоюз, а  гораздо больше.

В настоящее время в десятку ведущих на планете производителей первичного рафинированного никеля входят  Россия, Китай, Япония, Австралия, Канада, Норвегия, Колумбия, Финляндия, Новая Каледония и ЮАР.  Если к ним ещё добавить Кубу, Бразилию и Индонезию, то получается, что эта «чёртова дюжина»  сконцентрировала в своих руках  почти 90%  мирового производства никеля.

Пятерка ведущих корпораций-производителей сырьевого никеля выглядит так: российское ОАО «ГМК „Норильский никель“, бразильская Vale do Rio Doce SA, австрало-британская  ВНР Billiton, китайская Jinchuan Group и  швейцарская Xstrata. Ведущая десятка горнодобывающих компаний, специализирующихся на добыче никелевых руд,  контролирует около 75% этой отрасли.

Кстати сказать, многолетнему первенству «Норникеля» на этом Олимпе именно в текущем году может наступить конец: ведущий мировой производитель  железной руды, бразильский концерн  Vale do Rio Doce SA вполне способен примерить «майку лидера» после ввода в строй новых никелевых рудников на месторождении Оnса Puma в Бразилии, а также в Новой Каледонии.

Базовый принцип любого расследования, в том числе и журналистского – задать себе вопрос «Кому это выгодно?». Попробуем проанализировать ситуацию, учитывая, впрочем, что рыночная экономика – это не школьная арифметика, а высшая математика, помноженная на геополитику.

Казалось бы, высокий спрос и высокие цены, безусловно, исключают из подозреваемых производителей никелевого сырья. Сегодняшних лидеров, пожалуй, да. А завтрашних?  Ведь по данным Геологической службы США, крупнейшими на планете запасами никелевых руд обладает сейчас Австралия (почти четверть от мировых), а также Новая Каледония, которая является особым административно-территориальным образованием Франции (почти 13%). Новые крупные месторождения никеля выявлены и в Канаде.  То есть в долгосрочной перспективе именно эти три страны – Австралия, Канада и Франция – будут претендовать на мировое лидерство вокруг никелевого трона. Ускорить этот процесс – разве не в их интересах? Сегодня никель заклеймили и осудили, завтра – реабилитировали,  глядь – а на мировом рынке рулят уже другие игроки.

Другой вполне вероятный сценарий – заговор ведущих потребителей никелевого сырья с целью сбить «неоправданно высокие» цены  на него. Сейчас почти две трети  мирового потребления никеля приходится на выпуск нержавеющих сталей и металлоконструкций из них.  Другие крупные заинтересованные промышленные сегменты – производство медно-никелевых сплавов, монетной ленты, различного рода защитных покрытий, химикатов. Никель активнейшим образом используют в машиностроении, строительстве, энергетике, электронике,  производстве транспортного оборудования и целом ряде других отраслей.

К заговору против никеля охотно примыкают  и «попутчики». В той же стоматологии запрет Евросоюза на использование никелевых сплавов в протезах и имплантатах, по мнению многих авторитетных специалистов в этой области, обусловлен усиленным лоббированием в интересах производителей  новых, более дорогостоящих материалов и технологий. В хирургии вот никелированный инструмент, кроме лазеров, заменить пока особенно нечем. Поэтому и получается, что ланцет с никелем, разрезающий живую ткань, зажимы и хирургические имплантаты всё ещё остаются «в законе».

 

Возвращение пакфонга

Задолго до саксонских горняков и шведа, ставшего официальным первооткрывателем никеля как очередного элемента таблицы Менделеева, этот металл поставила себе на службу Поднебесная империя. В китайских исторических хрониках  весьма  часто упоминается замечательный по своим качествам сплав металлов, именуемый пакфонгом —  “белой медью».  Современные учёные, исследуя изготовленные из него артефакты  с археологических раскопок, без особого труда установили, что пакфонг представляет собой классический сплав меди, никеля и цинка. Причем, именно никель придавал ему столь характерный серебристый цвет.

Китайские ремесленники, как теперь установлено, изготавливали из пакфонга всевозможного рода предметы роскоши как минимум с 235 г. до н. э. А в Европу он впервые попал из Китая значительно позднее через Бактрию – великую в свое время среднеазиатскую державу, которая первой на планете додумалась чеканить из медно-никелевого сплава звонкую монету.

Спустя два тысячелетия страна, впервые поставившая никель на службу человеку, вновь стала одним из ведущих мировых игроков по части его использования. Пекин сейчас уверенно выходит на  лидирующие позиции и в  потреблении рафинированного никеля,  и в производстве конечных продуктов на базе этого металла, в первую очередь – нержавеющих сталей.

Однако  на территории самого Китая  месторождений, сопоставимых с  канадскими и австралийскими, пока не обнаружено.  По объемам добычи никелевых руд  эта страна занимает восьмое место в мире (в 2011 г. — около 80 тыс. т).

Спрос на никель в КНР,  по оценкам специалистов агентства Antaike,  в том же 2011 г. увеличился на 16% по сравнению с 2010 г.  — до 590 тыс. т.  Иными словами, темпы роста потребления никеля в Китае втрое опережают  прирост его выпуска в планетарном масштабе.  В  то же время объёмы промышленного производства  изделий на базе никеля за тот же период выросли в Китае на 19% — до 387 тыс. т. (Для сравнения: в 2004 г. этот показатель составлял всего  72,6 тыс. т). В целом за последние годы КНР феноменально увеличила импорт никеля и намного опередила традиционного в прошлом лидера – Соединенные Штаты. В 2011 г. Китай ввёз 217,5 тыс. т этого металла, в  то время как США – «только» 124,32 тыс. т.

Понятно, что ситуация подобного рода отводит Пекину роль  главного «быка», подстегивающего рост никелевых цен на мировом рынке металлов.  На сегодняшний день «китайский фактор» — определяющий и в глазах биржевых трейдеров, и  ведущих производителей никелевого  сырья.

А вот для главных производителей изделий на базе никеля и его сплавов, и в первую очередь западных  сталеплавильных компаний,  «китайская катапульта»   -  разрушительное орудие,  сметающее стену ценовой  стабильности вокруг  их  особенно процветавших после развала СССР уютно обустроенных никелевых империй, благополучие  которых, казалось бы, прочно цементировала круговая порука секретных  монопольных  сговоров.  Причем, китайский «джокер», расстроивший  всю эту шулерскую игру, представляет двойную угрозу: в Поднебесной стремительно подрастают местные производители нержавеющей стали, которые с каждым днём превращаются во всё более грозных конкурентов.

Как обуздать «смутьяна»  из-за Великой Китайской  стены, оппонентам пока  не совсем понятно.   Да ещё из  России  приходят тревожные вести: вот-вот возьмутся за разработку  последних  из крупнейших в Европе  месторождений никелевых руд  в Воронежской области.  А ведь российский гербовый орёл, как известно, имеет две головы, и вторая смотрит в сторону Азии. Ужасно!

 

Двойной стандарт

Заговорщики, понятное дело, свои истинные цели не афишируют. Лица прячут. Антиникелевую пропаганду ведут через подставных, хорошо проплаченных  «авторитетов». Двойные стандарты их тоже не смущают. Весьма наглядно они, например, проявляются сейчас на мировом рынке часов.

В частности, швейцарские производители, продвигая на рынке наиболее дорогие сегменты своих, никто не спорит, высококачественных изделий,  активно рекламируют достоинства титановых, золотых и родиевых сплавов, используемых в конструкции часовых корпусов по сравнению с «вредными для здоровья»  никелевыми.  Но  если покупатель не готов платить несколько сот тысяч евро за такие шедевры, нисколько не смущаясь, предлагают ему более традиционные модели, в том числе  и с никелевыми корпусами.  «Ну, вы же понимаете, швейцарское качество никелевого сплава иное, чем китайское», — не смущаясь, применяют они маркетинговый «удар ниже пояса».  Подобный подход  напоминает анекдот про «немножко беременную»: если никелевые сплавы в быту действительно столь токсичны, как их изображают,  то никель либо есть в изделии, либо его нет — третьего не дано.

Забавно, что титан швейцарские часовщики пропагандируют как альтернативу никелю. А ведь медицинские исследования, связанные со случаями заболевания дерматитом по вине кухонной посуды, выявили не меньшую, если не большую  токсичность используемых при её изготовлении титановых сплавов.

Впрочем, на посуду из хромо-никелевых сплавов  никто особенно и не нападает: уж слишком очевидны её антибактерицидные  свойства. Да и наиболее крупные производители её производители – известные западные корпорации, отнюдь не желающие  ослабления своих рыночных позиций.

В тех отраслях экономики, лидеры которых не заинтересованы  в «экологической травле»  никеля,  никто никаких запретов и не думает вводить.  Яркий пример тому – широкое использование соединений никеля в парфюмерии.  Диметилглиоксимат никеля входит в рецептуру практически всех видов женской помады, именно он придает ей насыщенную и глубокую ярко-алую окраску.  Близкие  к диметилглиоксимату никеля другие химические соединения, включающие в свой состав этот металл,  служат основой особо светостойких красок.

Специалисты известной шведской парфюмерной фирмы Oriflame подсчитали, что среднестатистическая европейка  «съедает» за год  два с половиной тюбика губной помады.  В течение жизни она использует в среднем 863 тюбика,  а «съедает» примерно  5 кг их содержимого. Её муж или  сексуальные партнеры также «попадают под раздачу»: в среднем  за год тот, кто целует женщин, потребляет чуть меньше трети того, что достается пищеводу и желудку слабого пола.  Возникает законный вопрос – насколько это опасно для  здоровья?

Эксперты  утверждают, что современные губные помады «абсолютно безвредны». Более того: «Губная помада даже полезна: она защищает нежную кожу губ от агрессии окружающей среды, а также, в зависимости от текстуры, может их питать или увлажнять».  Никель, попадающий в человеческий организм в составе помад, определяется как «абсолютно нетоксичный».

О вреде курения даже рассуждать  смешно:  в современном обществе эта аксиома давно уже не требует никаких доказательств.  Но вот что, казалось бы,  странно: обвиняя табак во многих смертных грехах, эксперты практически не упоминают тот факт, что табак содержит весьма высокий уровень никеля.  А, собственно, зачем акцентировать на этом внимание, если никель, поступающий в организм  с любой пищей и даже с сигаретным дымом,  нетоксичен?

 

Монеты и банкноты

Одно из самых  нелепых обвинений в адрес никеля – аллергические реакции на монеты, изготовленные из медно-никелевых сплавов.  Хоть кто-то из ваших родственников,  знакомых, близкого и дальнего окружения от подсчета сдачи в магазинах пострадал?  Как правило, столь  редкие случаи  диагностируют (да и то очень-очень нечасто) лишь у кассиров  крупных супермаркетов да приёмщиков мелких денег в некоторых банках.  То есть среди людей, подверженных столь специфическому профессиональному риску.

Ни одна страна в мире  еще не изъяла по этой причине из оборота свои  металлические денежные знаки.  Более того, эксперты хором советуют выпускать монеты ещё и с более крупными номиналами, ибо  они намного безопаснее для здоровья, чем банкноты.

Одно из исследований в поддержку этого предложения провела недавно группа австралийских учёных под руководством доктора Фрэнка Врайскупа из университета города  Балларат. Специалисты подвергали тщательной  проверке ту мелочь, что получали на сдачу в небольших кафе, супермаркетах, мясных лавках и булочных. С монет бактерии удаляли с помощью звуковых вибраций, причём, на некоторых вообще не находили никаких микроорганизмов.  Врайскуп и его коллеги считают, что входящие в состав монет никель, алюминий и бронза токсичны, но не для людей, а именно для болезнетворных бактерий.

Бумажные деньги оказались в среднем в пять-десять раз опаснее. А ведь в Австралии для изготовления купюр используют не бумагу, а тонкий пластик, который, конечно же, гораздо меньше подвержен загрязнению болезнетворными микробами. Впрочем, даже на пластиковых купюрах  Врайскуп обнаружил весьма опасные концентрации микроорганизмов, был неприятно поражён их видовым разнообразием: на деньгах выявились и кишечная палочка, и стафилококк, и сальмонелла, и Bacillus cereus, который вызывает тяжёлые пищевые отравления. Причём многие «купюрные» микробы и бактерии оказались на удивление невосприимчивыми к воздействию антибиотиков.

Бумажные деньги стократно опаснее монет из сплавов с использованием никеля.  Американское общество микробиологии после целой серии исследований сделало однозначный вывод: практически все долларовые банкноты заражены и нередко оказываются рассадниками опасных болезней. Причём они, как правило, значительно вредоноснее  других валют: американская наличность имеет хождение по всему миру, по самым экзотическим и, следовательно,  наиболее опасным в эпидемиологическом плане уголкам планеты. Кроме того, особая рельефная поверхность долларов США тоже способствует концентрации на них различных бактерий.

Эти выводы подтверждает также эксперимент, проведённый специалистами отделения инфекционных заболеваний медицинского центра Райт-Паттерсона (входит в систему ВВС США) в штате Огайо. Они обследовали 68 долларовых банкнот, случайным образом собранных в бакалейных лавках и местной школе. В итоге обнаружены 93 вида патогенных бактерий, некоторые из них – в особо высоких концентрациях. Эксперты пришли к выводу, что 94 % этих купюр представляют реальную потенциальную опасность заражения серьёзными инфекционными заболеваниями.

Красноречивые результаты получили недавно и медики Кыргызстана. Они взяли 282 пробы с денежных знаков достоинством 1 сом и 50 тыйынов — наиболее распространённых, составляющих половину денежной массы. На них оказалось очень много болезнетворных микроорганизмов. 7 % купюр – ещё и с яйцами остриц, карликового цепня, аскарид: как только они попадают в благоприятные условия – заболевание человеку гарантировано.

Сергей СВИСТУНОВ

 

Врезка

Сергей Орестович Свистунов известный журналист-международник.

С 1977 по 1994 г. работал в газете“Правда», в том числе почти десять лет -  собственным корреспондентом газеты в  Южной Америке.  Затем исполнял обязанности зам. главного редактора и главного  редактора  ряда газет и журналов, в том числе газеты“Финансовые известия», журнала “Круг жизни»  (социально-экономический комплекс г. Москвы). Возглавлял пресс-службы  компаний “Роснефть» и “Зарубежцветмет». В настоящее время – главный редактор научно-популярного журнала “Зеркало мира».

 

США



Общественный диалог

22.02.2017
Кандидат химических наук ВГУ: «Не никель нужно ставить в кружочек и перечеркивать»

Александр Наумов выступил в качестве эксперта на заседании Общественного совета

 
18.01.2017
Александр Плаксенко: «Появится ли на востоке области крупный работодатель, станет ясно до конца года»

В конце прошлого года Уральская горно-металлургическая компания объявила об окончании геологоразведочных работ на медно-никелевых месторождениях в Новохоперском районе


 
06.12.2016
АЛЕКСАНДР ПЛАКСЕНКО: «ЗДРАВЫЕ ЛЮДИ ЖДУТ НАЧАЛА РАЗРАБОТКИ НИКЕЛЯ»
 
Все новости