Статья: "Рассказ о бразильской компании, которая умеет заботиться о природе".

Чистый воздух Араши

Рассказ о бразильской компании, которая умеет заботиться о природе

Грамотно организованные горнопромышленные комплексы, максимально щадящие окружающую среду, более того – вкладывающие немалые средства не только в реабилитацию разрабатываемых территорий, но и общее улучшение экологической обстановки вокруг зоны добычи и переработки цветных металлов, давно уже стали нормой в Западной Европе, Северной Америке и ряде государств Дальнего Востока. Модель бережного отношения к природе сейчас всё более широко внедряется и в странах так называемого «третьего мира». Один из ярких примеров такого рода — Бразилия. Предлагаемый вашему вниманию очерк написан журналистом, который собственными глазами убедился в том, что даже очень «грязные» переделы цветных металлов можно сделать экологически безопасными.

 

В симбиозе с орхидеями

Араша с языка некогда населявших эти края, давно исчезнувших с этнографической карты Бразилии индейских племён переводится как «ровное и возвышенное место». Топографически это совершенно точно: городок Араша (чуть более 87 тыс. жителей) оседлал один из наиболее пологих, приближающихся к горизонтальной плоскости склонов горного хребта Серра-да-Канастра. Прославился же он как знаменитый курорт на лечебных грязях и радиоактивных термальных источниках, а также как крупный центр горнодобычи.

Земля Араши богата рудами урана и тория. Ещё больше фосфатов. Недаром здесь и в расположенном в 20 км отсюда местечке Тапира прочно укоренился концерн Vale Fertilizantes S. A. — лидер по добыче бразильских фосфатов. Собственно, само название штата, где расположена Араша, говорит само за себя: Минас-Жерайс, то есть «Большие рудники».

Однако главное сокровище Араши — крупнейшее в мире месторождение ниобия. Разрабатывает его Companhia Brasileira de Metalurgia e Mineração (CBMM). По приглашению администрации этой крупной национальной горнопромышленной корпорации ваш корреспондент и побывал в Араше.

На месторождение меня повёз инженер Тиагу Амарал. Карьер оказался большим по площади, но совсем неглубоким. Тяжело нагруженные рудой здоровенные самосвалы деловито и довольно резво нарезали круги по спиралям наезженной дороги из карьера наверх. Если бы Малевич увидел этот гигантский круг из обнажившегося краснозёма, идеально, словно циркулем, вписанный в изумрудную зелень бразильской лесостепи, которую здесь именуют кампус-серрадус – «закрытыми полями», наверняка бы создал ещё один, гораздо более оптимистический шедевр. «С высоты птичьего полёта этот карьер после недавнего дождя похож на гигантский глаз циклопа после его встречи с Одиссеем», — подшучивают лётчики с небольшого, но весьма активного аэропорта, обслуживающего деловую и курортную Арашу.

«Под вашими ногами, — поясняет Тиагу Амарал, — лежит просто сказочное богатство – 460 миллионов тонн руды, которая содержит 4,5% пирохлора – минерала, насыщенного ниобием, что представляет собой 70% всех мировых запасов этого стратегического металла. Араша последние десятилетия покрывает около 65% мировых потребностей в ниобии, экспортируя его более чем в 50 стран. При нынешних темпах разработки этих запасов хватит как минимум на пять веков».

В административном корпусе беседу продолжил коммерческий директор корпорации Жозе Исилду ди Варгас:

«Месторождение пирохлора в Араше уникально ещё и потому, что руда здесь залегает почти у самой поверхности. Для запуска карьера в эксплуатацию потребовалось вскрыть в глубину всего лишь несколько метров земли. Поэтому наши цены на полуфабрикаты и конечные продукты из ниобия, благодаря невысокой себестоимости добычи руды, в высшей степени конкурентоспособны на мировом рынке.

Двадцать лет назад 90% бразильского ниобия закупали производители трубопрокатной промышленности. Ниобий просто незаменим, когда речь заходит об антикоррозийных присадках, защищающих трубы при особо низких температурах. Таких как, например, у вас в Сибири. Ведь предел хладноломкости низколегированных ниобиевых сплавов находится ниже температуры жидкого азота. Присадки ниобия к трубопрокату одевают на него настоящий «антиморозийный панцирь». Да и вес труб при этом уменьшается на одну треть.

Сейчас трубопрокатная доля нашего экспорта, почти ежегодно увеличиваясь в абсолютных цифрах, сократилась до 75%: ниобий всё более становится незаменим для атомных реакторов, мощных ускорителей, отражателей горячей плазмы в термоядерных установках, в производстве самолётов, космических аппаратов, электроники. Одно из главных направлений деятельности CBMM сегодня – научные исследования по разработке новых сфер применения ниобия. На них компания реинвестирует до 3% доходов. Ведь производственные мощности в Араше пока задействованы всего на 50-55%».

Вечером меня пригласили на плавку феррониобия – основного конечного продукта фирмы. В шести реакторах, сходящихся вершинами на конус, словно гигантские термитники – такие встречаются в бразильской Амазонии – пучилась и вот-вот грозила хлестнуть через «кратер» лава вскипающего металла.

Плавка идёт при очень высоких температурах, которые подгоняют вверх особые магниевые запалы. Жар стоит нестерпимый, финская сауна по сравнению с этим цехом — крещенская купель на открытом воздухе.

При таком, казалось бы, «грязном» производстве и в промышленной зоне, и в окрестностях удивительно благополучная экологическая обстановка. Мощные фильтры и очистные сооружения позволили пышно расцвести большому парку, окружившему горячий цех плавки феррониобия, а также административные корпуса, до которых от цеха рукой подать. В глаза бросилась томно распустившаяся орхидея у самой стены цеха: самый верный барометр чистого воздуха.

 

Заповедник гривастых волков

Тщетно пытался я на следующий день отыскать и привычные терриконы – отвалы пустой породы. Их в Араше не существует. Освобожденная от ниобия земля вывозится в зоны захоронения, где её разбрасывают по большим площадям, разравнивают, а потом засаживают, покрывают слоем гумуса, травой, кустарником, деревьями.

«Защите окружающей среды мы уделяем огромное внимание, — поясняет Жозе Исилду ди Варгас. – Наш центр экологического развития занимает территорию 25 тыс. 760 кв. м. Я вам сейчас покажу, что это такое».

Экскурсия началась с большого регулярного парка, столь контрастно по отношению к обычному буйству бразильской зелени, по-британски разлинованного. У каждого дерева – белая табличка, информирующая, кто и когда это деревце посадил. На аллеях почётных гостей я совершил потрясающее открытие: оказалась, что одна из высоких, стройных пальм посажена…Юрием Гагариным!

В «английском» парке поставили свои «зелёные подписи» многие известные люди Бразилии: политики и промышленники, певцы и футболисты, кинозвёзды и общественные деятели. Аллеи почётных гостей плавно перетекают в ещё более обширный парк, где каждый работник CBMM посадил как минимум одно дерево и пару кустов. Учитывая, что такая практика ведётся с 1979 г., можете себе представить, какой здесь теперь замечательный, ухоженный лес растёт.

«А вот здесь – наше парниковое хозяйство, — с гордостью поясняет Жозе Исилду ди Варгас. – Ежегодно мы подготавливаем к высадке на рекультивируемых и других территориях 50 тыс. саженцев эвкалипта и 50 тыс. – других деревьев. Собственно, озеленением города Араша тоже главным образом занимается CBMM. С холма на него посмотришь – весь утопает в море листвы».

Следующая зелёная зона обернулась новым сюрпризом — там оказался целый мини-зоопарк. В клетках мало кто сидел: на огороженных, но весьма больших площадках, поросших высокой травой, разгуливали самые разнообразные животные, характерные для этой части Бразилии. Самым удивительным среди них оказался гуара, он же – гривастый волк. Морда лисья, тело вроде бы и волчье, но ноги такие длинные, словно этот самый гуара бегает на ходулях. Всё у него как-то нетипично, непропорционально: длинные, стоячие уши, короткий хвост, словно и у зайцев что-то позаимствовал. Шерсть на загривке и на верхней части шеи образует густую гриву, которая, если гуара встревожен или настроен агрессивно, встаёт дыбом и ещё более увеличивает размеры животного.

«На самом деле это и не волк, и не лисица, — даёт пояснения один из работников экоцентра. — Совершенно уникальное, реликтовое животное. Удивительно, но щенки у него рождаются коротколапыми. А потом вдруг ноги начинают стремительно расти, причём, увеличение длины конечности идёт за счёт роста голени и плюсны, как у гепардов. Но на этом сходство с самым быстроногим на Земле млекопитающим заканчивается: гривастого волка нельзя назвать таким уж хорошим бегуном. Впрочем, длинные ноги всё равно ему служат хорошую службу: благодаря им гуара легко пробирается среди высокой травы, характерной для кампус-серрадус, издалека замечает добычу».

Ещё столетие назад ареал расселения гривастого волка был намного больше: гуара встречался и в Перу, и в Уругвае, и на севере Аргентины. Теперь он уцелел только в Бразилии, на территории от устья реки Парнаиба на северо-востоке страны до штата Риу-Гранди-ду-Сул на её крайнем юге. Биологи занесли гривастого волка в Красную книгу: во всей Бразилии дай бог уцелели тысячи две особей.

Центр экологического развития CBMM превратился в главную научную лабораторию по изучению и защите гривастого волка. Здесь работают ведущие специалисты по этой теме, издаются монографии, проводятся научные конференции. Ведётся огромная пропагандистская работа среди населения: берегите гривастого волка, он миролюбив и не опасен. Гуара охотится главным образом на некрупных животных: грызунов, кроликов, броненосцев. Ловит птиц, отыскивает их яйца, не брезгует ящерицами, улитками, насекомыми, ест даже бананы, гуаву и распространённое растение из рода паслёновых. От человека всегда бежит, стремится скрыться.

«Другой наш подзащитный – страус нанду, — отмечает бразильский эколог. — Здесь мы подкармливаем лишь небольшое число этих милых, дружелюбных птиц. А вот в муниципалитете Жоао Пинейру на пайках от CBMM процветают, вольготно носятся по травянистой саванне целые стада голенастых, задорных нанду».

Завершилась экскурсия в центре эко-образования. Здесь размещена специализированная библиотека, аудитории для занятий, небольшой музейный комплекс, лаборатории.

«В наш экоцентр приезжают люди со всей страны, он превратился в настоящую туристическую достопримечательность, — с гордостью поясняет Жозе Исилду ди Варгас. — Он очень популярен у школьников: ежегодно проводим экозанятия и выездные уроки на природе с более чем тремя тысячами детей разного возраста».

От прогулки по центру экологического развития, от свежего, чистого воздуха, местами наполняемого лишь пьянящим ароматом культивируемых и дикорастущих цветов, даже голова слегка закружилась.

 

Фарфоровые свинки

Чистый воздух радует лёгкие и в ухоженном жилом посёлке рабочих и служащих компании. Окруженные пышными клумбами одноэтажные коттеджи имеют по две-три жилых комнаты. Компания сдаёт их в аренду за весьма умеренную плату. Точно такой же дом в «остальной Араше» обходится арендатору минимум в пять раз дороже. Детский сад, поликлиника, спортплощадки – настоящий «город в городе».

Заходим в продовольственный магазин. Цены здесь значительно более низкие, чем в Сан-Паулу или Рио-де-Жанейро. Кассир, осматривая покупки, постоянно сверяется с компьютерной базой.

«Магазин торгует продуктами с подсобных хозяйств, — объясняет кассир. – Поэтому и цены такие: на 25-30% ниже обычных. Покупатели — работники фирмы и члены их семей. Чтобы не было перепродажи и прочих злоупотреблений, введены лимиты, размеры которых зависят от уровня зарплаты, количества детей и так далее».

Посетил я и источник аграрного изобилия – фазенду (усадьбу) Санта-Лузиа. На ферме меланхолично жевали свежее сено пышнотелые голландские коровы. Мясной крупный рогатый скот – белоснежные, под стать индийским брахманам, зебу с характерной отвисающей бородкой – разбрелись по пастбищу. Свинарник стал вообще откровением: никаких неприятных запахов, раскормленные розовые хрюшки намыты так, что отсвечивают дорогим фарфором. Таких чистых свиней я видел первый раз в жизни – а возраст у меня уже немаленький.

«Думаю, что корень явного успеха фазенды заключается в том, что к работе на ней мы привлекаем не металлургов в их свободное время, пусть даже они и росли когда-то в деревне, а наняли специальный персонал из настоящих крестьян, фермеров. Это – профессиональный подход, — объясняет Селсу Понтис, директор по рыночному развитию корпорации CBMM – Точно также, занявшись разведением рыбы, пригласили учёных-ихтиологов. У нас построены десятки искусственных прудов, в них нагуливают вес венгерский и израильский карп, а также исконно бразильские виды – тамбаки, паку-каранья, тайран, куримата-паку».

Поликлиника CBMM оказалась оборудована по последнему слову современных медицинских технологий. «У нас очень квалифицированные врачи и остальной медперсонал, — говорит Селсу Понтис. — Все сотрудники CBMM и члены их семей имеют медицинскую страховку и право на бесплатное или льготное медицинское обслуживание, в зависимости от того, что именно и как они собираются лечить. Если, не дай бог, случилась производственная травма, работник имеет право не только на полное бесплатное медицинское и реабилитационное обслуживание, но и компенсационные выплаты. Впрочем, у нас такие вещи чрезвычайно редко случаются, отдел охраны труда работает добросовестно и эффективно».

Пациентов в поликлинике можно было по пальцам пересчитать. Зато на спортплощадках ближе к вечеру оказался аншлаг. Понятно, что увлечённее всего бразильцы гоняли футбольный мяч. «Игра миллионов» в этой южноамериканской стране стала второй религией. Когда в чемпионате страны играет ведущий клуб штата Минас-Жерайс – «Атлетико» из Белу-Оризонти – улицы Араши начисто выметает футбольная лихорадка: все либо на стадионе в столице региона, либо у экранов телевизоров. Да и как может быть иначе на родине Пеле, который появился на свет в небольшом городке Трес Корасоэс ( «Три сердца») неподалеку отсюда, на красной от железа земле «Больших рудников».

На двух волейбольных площадках тоже кипели страсти – хорошая смена растёт игрокам национальных сборных Бразилии, вот уже который год неизменно наиболее грозных наших соперников в играх Мировой лиги и чемпионатах мира. Мячи звенели и на теннисных кортах, и под баскетбольными кольцами – впечатление такое, что угодил я в этот спортивный рай в самый разгар какой-то спартакиады. Но нет, это был вполне обычный рабочий день и обыденное его завершение. «В выходные дни тут вообще яблоку негде упасть», — прочитал мои мысли Жозе Исилду ди Варгас.

 

Курортный эпилог

Ещё одна поразительная особенность Араши – тесное соседство рудника с популярнейшим грязевым и термальным курортом. От хвостохранилищ, надежно обнесённых специально укрепленными перемычками, до термальных источников, водоёмов, отелей и прочей курортной инфраструктуры – каких-то полтора-два километра. Воды знаменитейшие, местный Гранд-отель, например, открывал в 1944 году президент Жетулиу Варгас собственной персоной. Личность легендарная, своего рода бразильский Сталин. На этом курорте и в городе Араша, сохранившему на редкость патриархальную атмосферу, сняли несколько десятков мыльных опер, включая широко известную «Дону Бейжа».

Я побеседовал с людьми, администрирующими Гранд-отель, несколькими руководителями местных клиник и лечебниц, — ни один не смог припомнить случая, чтобы курорту угрожали какие-либо опасные протечки грунтовых вод с хвостохранилищ, дымы или что-то ещё в этом роде. Соседство с промзоной CBMM их совершенно не смущает. Отдыхающих на курорте – тоже. Они дружно записываются на экскурсии к металлургам: посмотреть на гривастого волка, страусов, погулять по замечательным паркам.

Сергей СВИСТУНОВ.


Врезка

Сергей Орестович Свистунов – известный журналист-международник. С 1977 по 1994 г. работал в газете «Правда», в том числе почти десять лет — собственным корреспондентом газеты в Южной Америке. Затем исполнял обязанности зам. главного редактора и главного редактора ряда газет и журналов, в том числе газеты «Финансовые известия», журнала «Круг жизни» (социально-экономический комплекс г. Москвы). Возглавлял пресс-службы компаний «Роснефть» и «Зарубежцветмет». В настоящее время – главный редактор научно-популярного журнала «Зеркало мира».


лес, зоопарк



Общественный диалог

22.02.2017
Кандидат химических наук ВГУ: «Не никель нужно ставить в кружочек и перечеркивать»

Александр Наумов выступил в качестве эксперта на заседании Общественного совета

 
18.01.2017
Александр Плаксенко: «Появится ли на востоке области крупный работодатель, станет ясно до конца года»

В конце прошлого года Уральская горно-металлургическая компания объявила об окончании геологоразведочных работ на медно-никелевых месторождениях в Новохоперском районе


 
06.12.2016
АЛЕКСАНДР ПЛАКСЕНКО: «ЗДРАВЫЕ ЛЮДИ ЖДУТ НАЧАЛА РАЗРАБОТКИ НИКЕЛЯ»
 
Все новости