Доклад Силиной А.Е. : О ПРОБЛЕМНОСТИ СУЩЕСТВОВАНИЯ ООПТ В УСЛОВИЯХ СОВМЕЩЕННОГО ВЛИЯНИЯ ТЕХНОГЕННОГО ИЗМЕНЕНИЯ ГИДРОЛОГИЧЕСКОГО РЕЖИМА И ТОКСИФИКАЦИИ В СВЯЗИ С ПЛАНИРУЕМОЙ РАЗРАБОТКОЙ МЕДНО-НИКЕЛЕВЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ.

А.Е. Силина

Заповедник «Белогорье»

Тема доклада: О ПРОБЛЕМНОСТИ СУЩЕСТВОВАНИЯ ООПТ В УСЛОВИЯХ СОВМЕЩЕННОГО ВЛИЯНИЯ ТЕХНОГЕННОГО ИЗМЕНЕНИЯ ГИДРОЛОГИЧЕСКОГО РЕЖИМА И ТОКСИФИКАЦИИ В СВЯЗИ С ПЛАНИРУЕМОЙ РАЗРАБОТКОЙ МЕДНО-НИКЕЛЕВЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ.

 

Часть 1. О значении основных факторов, приводящих к ухудшению экологической ситуации в зонах влияния ГОКов (на примере КМА).

 

 

Уважаемые члены Общественного Совета!

Мои прежние выступления не смоги вместить ту основную информацию, которую считаю своим долгом здесь изложить (значительная ее часть отображена на сайте Совета). Поэтому часть нынешнего доклада придется посвятить не представленным ранее материалам по влиянию ГОКов КМА на окружающие экосистемы, вторая часть будет посвящена непосредственно ООПТ, расположенных на территории влияния планируемого ГОКа в Прихоперье.

 

Повторюсь, что

Основными факторами, способными привести к ухудшению экологического состояния прилегающих к ГОКам территорий: поверхностные водоемы и грунтовые воды, агроландшафты, жилые территории, зоны рекреации и охраняемые территории различного статуса, являются:

1. Формирование отвалов — а) пыление и б) загрязнение подотвальных грунтовых вод.

2. Химическое загрязнение почв, грунтовых и поверхностных вод в результате функционирования хвостохранилищ.

3. Засоление пахотных почв за счет попадания в приповерхностные водоносные горизонты и на дневную поверхность высоко минерализованных вод, что приведет к токсификации, засолению и деградации экологически чистых черноземов.

4. Водопонижение с образованием депрессионной воронки, способной обезводить питьевые и другие водные горизонты на территории, исчисляющиеся тысячами кв. км, поскольку осушение шахтного поля на большую глубину всегда влечет за собой распространение воронки по всей площади нарушаемых водных пластов (Петин, 2009 и др.). В этом случае земледелие на огромных площадях становится неактуальным.

Что касается сухих отвалов – несмотря на попытки пылеподавления, реагенты которого сами по себе токсичны, они все равно пылят: зона аномального запыления в зоне Губкинско- Старооскольско рудно-промышленного района представляет собой овал 30х40 км, вытянутый по розе ветров, в котором сформировалась техногенная аномалия загрязненных почв с концентрацией тяжелых металлов от 100 до 2 фонового природного содержания (Котенко и др., 2003).

На основании  изложенных нами ранее фактов, касающихся деградации видового и трофического разнообразия водных сообществ, снижения численности и биомассы водных беспозвоночных в зоне сухих отвалов КМА в Белгородской и Курской обл. (Силина, 2014) и тотальной гибели водной макрофауны в зоне сухих отвалов ММСК (УГМК, р. Блява (Жгарева и др., 2009), и в плане обсуждения последствий планируемой разработки медно-никелевых месторождений в долине реки Елани — притоке р. Савалы Хоперского бассейна мы прогнозируем гибель биоценотического покрова водоемов в районе сухих отвалов, содержащих сульфиды мышьяка, меди, никеля, железа (известно, что лишь 60% их объема будет закладываться в шахтные пустоты).

Химическое превращение сульфидов в отвалах никелевых шахт в другие формы веществ, в активной, растворимой форме, вплоть до элементарной серы, в окислительных условиях давно  описаны в соответствующей научной литературе (Свешников, 1967; Бортникова и др., 2003; Сахарова, Лобачева, 1978 и др.). К примеру, в статье Маслобоева В. А., Селезнева С. Г., Макарова Д. В. и Светлова А.В “Оценка экологической опасности хранения отходов добычи и переработки сульфидных руд цветных металлов» (2014) приводится следующий перечень окислительных реакций:

1. Окисление сульфидов кислородом воздуха без участия воды;

2. Окисление через ионные соединения в растворе [25];

3. Адсорбция окислителя на сульфиде, химическое взаимодействие сульфида с окислителем, дальнейшее окисление с участием ионов воды и переход растворимых новообразований в раствор [26-28];

4. Растворение сульфида в кислых средах с образованием сероводорода и окисление последнего до элементарной серы, тиосульфат-иона, полисульфатов, сульфитов или сульфатов [29 и др.];

5. Электрохимическое окисление сульфидов [15, 18, 21, 24 и др.];

6. Бактериальное окисление [30, 31 и др.].

Очевидно, что подобное разделение носит несколько условный характер. Роль того или иного механизма окисления сульфидов определяется климатическими, гидрологическими и геохимическими условиями хранения горнопромышленных отходов».

В связи с этим подчеркну, что ранее часто повторяемый тезис о безопасности сульфидов ввиду их труднорастворимости в воде – это для несведущих людей.

 

О влиянии хвостохранилищ.

Кроме отвалов, хроническим  источником  тяжелых металлов и их токсических соединений на протяжении многих столетий (!) будет являться и ряд хвостохранилищ общей площадью 209 га, в которых, кроме окисляющихся сульфидов, будут в полном объеме находиться и реагенты флотации медно-никелевых руд, — ксантогентаты, пенообразователи и др., в том числе медный купорос (Адамов,   2007, и др.).

Влияние соединений меди на ценопопуляции крупных двустворчатых моллюсков нами исследовано при анализе причин массовой гибели старовозрастной популяции беззубок Anodonta cygnea в крупном Грязинском затоне Матырского водохранилища (Косинова, Силина, 2011). Кроме перловицевых, была констатирована гибель почти всех видов моллюсков затона, единично в живом виде фиксировались только Lymnaea stagnalis, питающихся погибшими беззубками, и Viviparus viviparus в зоне заплеска. В этот период было отмечено 10-кратное превышение концентрации меди в водах затона. Судя по масштабам вымирания, причиной могло быть наложение факторов: клещевых гиперпаразитозов, высокой температуры и скачке концентрации меди (Косинова, Силина, 2011; Силина, 2011в). Эта локальная катастрофа резко усугубила экологическое состояние всего Матырского водохранилища в 2011 году (Животова, Силина, 2012), когда в абсолютном большинстве донных зооценозов разнообразие кратно снизилось,  моллюски отсутствовали, а частичное восстановление богатых многовидовых моллюсочных ценозов произошло только в последующем 2012 г. (после устранения фактора влияния) и в основном за счет адвентивного более  мелкого вида Dreissenа polymorpha. Следует отметить, что отголосок данной (разовой) медной аномалии и общего загрязнения  Матырского водохранилища в 2011 г. (река Матыра впадает в реку Воронеж недалеко от границ области) летом 2011 г. был зафиксирован в Воронежском водохранилище, что проявилось в экстремальном высоком загрязнении (ЭВЗ) по низкой концентрации кислорода и превышения ПДК по ряду веществ, в том числе по солям меди (Нефедова, 2012).

В связи с фактором влияния хвостохранилищ, для которых в настоящее время не существует ни надежных методов пылеподавления, ни предотвращения донной и боковой фильтрации, прогнозируется обеднение, вплоть до исчезновения аборигенных моллюсков-фильтраторов в водоемах к югу и юго-востоку от промплощадки. Наши данные для рек Хопер, Елань и Савала, придаточных водоемов – затонов, стариц, свидетельствуют о том, что основу биомассы биоценотического покрова водотоков формируют именно моллюски – фильтраторы, являющиеся основой, базисом самоочищения этих водных экосистем (Силина, 2012, Прокин, 2012; Крылов и др., 2010, и др.).   В зависимости от интенсивности и периода поступлений воднорастворимых соединений меди,  воды фильтрации могут приводить а) к снижению иммунитета и заболеваниям, в том числе паразитарным, двустворчатых моллюсков; б) к массовой гибели моллюсков из-за острого медного токсикоза в) к массовой гибели из-за заболевания на фоне высоких летних температур.

При исследовании  фактов влияния флотореагента, используемого на предприятии КМА, вызывающего нарушение развития морфологических структур водных беспозвоночных при превышении норм его концентрации, мы обратили внимание на недостаточное освещение в литературе проблем влияния на живые организмы флотореагентов, используемых при обогащении руд цветных металлов.

Известно, что в качестве пенообразователя при флотации для медно-никелевых руд в последние годы активно применяется  оксаль (Т-80), побочный продукт диметилдиоктана – сложное многокомпонентное вещество (60 соединений), для которого известно лишь 15 компонентов, токсичен, ПДК 0,2 мг/л, опасен при поступлении через кожу (Требования безопасности…, 2010). Экспериментальные работы по его влиянию на водных животных, проведенные исследовательской группой Белгородского университета, свидетельствуют о том, что при сбросе в открытые водоемы оксаль даже в предусмотренной технологиями концентрации (при 1000-кратном разбавлении, 4 мг/л) способен вызвать  гибель моллюсков, личинок поденок, комаров, ручейников, стрекоз, ветвистоусых ракообразных и олигохет (Алябьев и др., 2013).

 

Специально хочу подчеркнуть, что постоянно повторяемый тезис о высоком проценте обогатимости сульфидов – это увод в сторону от проблемы, реально касающейся нашего региона, а не Кировограда, где предполагается извлечение металлов из привезенных от нас сульфидов. Проблема в том, что кпд обогатительных фабрик, работающих с рудой (а не с судьфидами металлов), несмотря на все старания, не превышает у нас 75%. То есть, как минимум четверть, если не треть всех сульфидов металлов, в том числе сульфидов мышьяка будут складировать в хвостохранилище в долине Хопра (в связи с чем его, очевидно, придется существенно расширять). Именно поэтому это будет сульфидное хвостохранилище. Экранирование поверхности хвостохранилища сверху почвами (рекультивация), известью, торфом и т.д. для замедления окислительных процессов и предотвращения пыления, в промышленных масштабах пока не дают надежных результатов. И основным типом обеспыливания является гидрообеспыливание, которое при наших летних температурах (до +600 на поверхности хвостохранилищ) будет колоссально водоемким, и все равно «пляжи», как показывает опыт, будут пылить.

Площади сильного запыления от хвостохранилищ, которые, несмотря на новые технологии пастового сгущения пульпы все равно пылят при иссушении «пляжей» (во многих случаях именно пастовое сгущение приводило к более сильному пылению), и по результатам моделирования, и по опытным замерам, обычно пятикратно превышают площади хвостохранилищ (Бортникова и др., «Техногенные озера», 2006), то есть, в нашем случае, это составит около 1000 га плюс дальнейшее перемещение токсикантов по прилегающим территориям в результате ветровых процессов, геохимических и биологических миграций по трофическим сетям, с паводковыми и дождевыми водами в понижения рельефа, то есть, в поверхностные водоемы. Но даже если предположить, что пыление может отсутствовать — по данным С.Б. Бортниковой (2006), аэрозольное загрязнение по площади в полтора раза превышает площадь обводненного хвостохранилища (т.е. более 300 га). Поэтому подчеркну, что декларируемая зона безопасности в 500 м – это также  миф для несведущих людей.

Как показали многолетние наблюдения (Бортникова и др., 2006), после 30 лет функционирования сульфидных хвостохранилищ, происходит «взрыв» концентраций сульфатов на два порядка с резким понижением рН на 4 единицы (до 2, т.е. кислота) В этот период компания-разработчик должна будет покинуть наши края. Процесс загрязнения подземных вод прогнозируется до нескольких столетий (Ritcey, 1989; Халезова, Ватолин и др., 2002), очищение подземных вод происходит намного дольше (тысячи лет). Исходя из геоморфологических особенностей этой территории и вектора основных геохимических миграций, скопления высоких концентраций токсикантов следует ожидать  в старичных руслах и других древних придаточных водоемах в долине Хопра и Волги на территории Волгоградской области.

И если основными загрязнителями Губкинско-Старооскольского рудно-промышленного района, куда входит и ЛГОК, являются медь, железо, свинец, цинк, хром, олово, никель, в Курско-Орловском районе (МГОК)  — свинец, хром, никель, модибден,  медь (Косинова и др., 2009), то в районе Елано-Елкинского месторождения   — мышьяк (до 0,5 кг/т руды) (Чернышов, Чернышова, 2015), сурьма (синергист мышьяка, усиливающий его действие при совместном поступлении в организм), висмут, свинец, цинк, сера, хром, кобальт (Чернышев и др., 2002, и др.), не считая никеля (канцерогена и аллергена) и меди, о влиянии которой указано выше. К этому добавляем все реагенты флотации.

Результаты наших полевых наблюдений в бассейне Оскола наглядно показали (фото), насколько ненадежно экранирование днища и боков хвостохранилищ (аналогично ситуации на р. Песочной в районе Михайловского ГОКа в Курской области). Выходы пенного продукта от хвостохранилища, расположенного в верховье реки Чуфичка наблюдались ниже устья Чуфички, на пляжном участке реки Оскол, они выходили прямо из-под берега, и это сказывалось даже на внешнем облике этого участка реки – там отсутствовала водная растительность, изобилующая в 50-70 м выше и ниже по течению. Поскольку загрязнение хроническое, и фактор неустраним, реке Оскол предстоит пережить весьма неблагоприятные времена.

Накопление же токсикантов в растениях в зоне влияния ЛГОКа таково, что имеются рекомендации не употреблять в пищу растения, выращенные в пределах 15-км зоны от промплощадки (Косинова и др., 2009), выращенные в окрестностях Губкина корнеполды (картофель) рекомендуется не употреблять горожанам, а отдавать на корм скоту из-за высоких концентраций меди (Щеглов, Барсукова, 2006), и т.д.  Что касается здоровья населения, то по данным на 1999 год, по сравнению с 1991 годом, «хронические формы патологии увеличились в 2 раза, болезни крови и кроветворных органов – в 3,9 раза, новообразования – в 1,4 раза, число врожденных аномалий увеличилось в 2,4 раза. Ухудшение медико-демографических показателей населения области отмечается с 1986 г.» (Котенко и др., 2003).

 

О водопонижении и куполах растекания

Известно, что депрессионная воронка Губкинско-Старооскольского рудно-промышленного района (Курская магнитная аномалия, Белгородская область) уже превышает площадь 300 квадратных километров (Петин, 2010, и др.). В начале деятельности ГОКа, в 60-70 годы XX века, глубина депрессионной воронки достигала в карьере 93 метров. Ныне глубина карьера достигает 500 м, и последствия влияния пока не проявились. В 30-км зоне ЛГОКа осушение карьеров сказалось на уничтожении водотока р. Теплый Колодезь, перераспределении стока р. Чуфичка (в настоящее время водоток формируется только за счет техногенных вод) и, частично – р. Осколец (среднегодовой сток снизился в 2 раза) (Косинов, 2008; Косинова, 2009), а также ликвидации пруда в 12 км южнее ЛГОКа (у с. Успенка), в настоящее время пруд обводняется техногенными водами. В дальнейшем глубины воронок КМА сокращаются, однако на смену приходит следующая проблема – из-за обводнения хвостохранилищ происходит локальный подъем грунтовых вод и их перераспределение. Это в условиях Курской магнитной аномалии создало серьезнейшую экологическую проблему – сформировался купол растекания технических загрязненных вод, направление которого исследовать крайне сложно, фактор оказывается неустранимым. Последние полевые исследования показали затопление пойменных сегментов реки Осколец карьерными водами, сбрасывающимися в эту реку в зоне расположения нового карьера.

Что касается депрессионных воронок, образующихся в результате деятельности шахт, то в ЦЧР такой пример имеется в Белгородской области, в бассейне реки Ворскла – Яковлевский рудник. По мнению воронежских геологов, это пример «экологического рудника» — действительно, там практически нет вредных примесей, все потенциальные загрязняющие компоненты в грунте и водах находятся в пределах ПДК, руда богата железом и не требует обогащения (Дроздова, Корнилов, 2014).

Но: по официальным данным Департамента по недропользованию РФ (Центрнедра по ЦФО, раздел «Нарушенный режим») глубина депрессионной воронки на шахте стабилизировалась на отметке 550 м по центру депрессии, ширина по радиусу составляет 40 км и более (Государственный мониторинг состояния недр,  2011),  через 20 лет после осушения шахтного поля. Сейчас радиус воронки составляет 60 км  и проходит практически по границе участка «Лес-на-Ворскле» заповедника «Белогорье», что требует новых исследований гидрологического и гидробиологического режима реки в окр. пос. Борисовка и ниже.

Проф. К.Е. Питьева (МГУ) пишет о невозможности достоверной оценки разработки никелевых месторождений с эколого-гидрогеологических позиций в настоящее время, однако на основании имеющихся гидрогеологических данных ею проведен расчет условного радиуса депрессионной воронки на Еланском рудопроявлении. При строительстве шахты через 10 лет  он должен составить 26 км (расчеты проводились по минимуму) (Комплексная экспертная оценка…, 2012. -  С.52-71).

В целом, это сопоставимо с реальной ситуацией на Яковлевском руднике, где 7 водоносных горизонтов проходили с применением метода замораживания, а глубина залегания рудных тел располагается даже выше, чем в Прихоперье. При этом шахта закладывается изъятыми отвальными породами, смешанными с цементирующей смесью  (Сергеев и др., 2011аб).  Однако в случае возникновения активных гидравлических связей между верхним и нижним структурными этажами, без питьевой воды может остаться город Белгород, а контроль за этим процессом теперь нужно проводить в вечном режиме. Особо отметим, что для успешной проходки шахтных стволов, с использованием метода замораживания пластов, разработчики в течение двух лет осушали шахтное поле. Поэтому нужно смотреть правде в глаза и знать, что нас ждет.

Что касается прогноза в связи с водопонижением для водных экосистем: на первых этапах водопонижение на площади более 3000 кв. км вызовет повышение эвтрофикации водоемов и водотоков, рост продуктивности и явление «сгущения жизни» (Залетаев, 1989). Затем будет происходить отбор видов на эврибионтность и тельматофильность, сообществ – по типу r-стратегии (быстрое развитие мелких форм при массовых вспышках численности). Это может лимитироваться повышением концентраций поступающих в пойму токсинов, действие которых, естественно, усилится при падении содержащих их объемов воды.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

(к  1 части доклада)

В результате гидробиологических исследований в зоне влияния ГОКов КМА выявлены следующие тенденции в транформациях зоокомплексов водоемов по мере приближения к промышленной площадке: уменьшение общего и удельного видового разнообразия зообентоса, снижение обилия, особеннно проявляющееся в показателях биомассы, ухудшение качества воды по сапробным и сапротоксобным расчетным индексам, элиминация ряда таксономических групп (олигохет, моллюсков); в трофической структуре донных сообществ происходит элиминация облигатных крупных фильтраторов, снижение разнообразия зоофагов, в том числе верховных хищников; повышается процент особей с морфологическими отклонениями, преимущество получает r-стратегия – формируются низкоустойчивые сообщества, представленные преимущественно мелкими короткоживущими формами, способными массово колонизировать субстрат (по типу пионерных сообществ) и создавать серьезные флуктуации численности.

В случае планируемого длительного (как минимум – многодесятилетнего) воздействия токсификации и водопонижения в условиях юга средней полосы (ЦЧР) в результате добычи и обогащения цветных полиметаллов, с иным спектром загрязнителей, включающим мышьяк и другие токсиканты, а также опасные для гидробионтов флотореагенты, предстоит трансформация основных подсистем водных экосистем, проявляющаяся в угнетении разнообразия, деградация обилия, повышении тератологического фона, изменения зоогеографического облика, а местами, в локалитетах интенсивных загрязнений — тотальная гибель биоценотического покрова в хроническом либо катастрофическом режиме водоемов долины Хопра в пределах десятков – а к югу и юго-востоку (по направлению подземного и поверхностного стока) – и сотен километров.

 

Также в качестве заключения предлагается:

Перечень рисков и последствий для природных комплексов и населения территории в зоне влияния планируемых разработок и функционирования горно-обогатительного комбината:

РИСКИ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Эколого-химические:

Высокая доля сульфидов металлов.

 

Повышение в окружающей среде концентраций соединений мышьяка, сурьмы (синергиста мышьяка), кобальта, никеля, хрома на фоне отсутствия отработанных методологий нейтрализации их водорастворимых форм.

 

Высокое содержание серы и обогащенность ее легким изотопом.

 

Изменение рН и рост минерализации и токсификация почв, подземных и поверхностных вод.

 

Локальное радиационное загрязнение грунтовых вод и поверхностных водоемов и почв при отсутствии (на сегодняшний момент) адекватного реагирования со стороны административных структур.

 

Следствие: необратимость последствий токсификации и радиационного заражения почвенного покрова и воды, включая питьевые источники и поверхностные водоемы.

 

Эколого- геофизические:

Наличие активных глубинных разломных зон, риск повышения сейсмической подвижности (в том числе как один из известных факторов аварийности хвостохранилищ).

 

Эколого-ресурсные

Водопонижение

Деградация поверхностных и подземных вод.

Потери естественных питьевых подземных источников навсегда.

 

Деградация почв

В почвенном покрове в связи с водопонижением — необратимые деградационные процессы (потеря плодородия), обусловленные ростом зоны аэрации из-за иссушения и интенсификации окислительных процессов в гумусовом слое. Рост рисков засоления.

 

Экологические

Трансформация типов и видов сообществ со сменой экологической стратегии выживания видов (смена К-стратегии на r-стратегию).

Сокращение видового разнообразия (общего, удельного).

Снижение количественных популяционных показателей.

Изменение трофической структуры сообществ.

Деградация трофической базы для редких видов животных.

Повышение доли тератов.

 

Проблемы ООПТ – заповедника, памятников природы: большая часть ООПТ в 20-30 — км зонах влияния будет изменена в ландшафтном (аквальные экосистемы) и геохимическом аспектах, с потерей ландшафтно-значимых видов растений, охраняемых видов животных, в первую очередь – крупных хищников.

 

Техногенное изменение рельефа

Формирование положительных (отвалы) и отрицательных (морфологические депрессии, провалы) его форм, приводит к изменению направлений приземных ветровых потоков, перераспределение осадков в результате изменений микроклимата, изменение геохимических и энергетических потоков в техногенных и прилегающих экосистемах как на уровне косного, так и живого компонентов ландшафтов.

 

Медико – эпидемиологические

Рост инфекционных, в том числе очаговых паразитарных заболеваний и изменение их масштабов и динамики в прилегающих населенных пунктах в связи с массовыми миграциями их носителей – мелких млекопитающих и клещей в результате тотальной техногенной трансформацией их местообитаний в пределах месторождений (туляремия, токсоплазмоз, болезнь Лайма (борелиоз) и др.

Рост заболеваемости в связи с токсификацией территории (воды, почвы – далее по пищевой цепи).

 

Социально- психологическое напряжение населения

Предложение от  автора:

прошу дополнить либо уточнить данный перечень, возможно – раздать  специалистам   для размышлений и исправлений

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Адамов Э. В. Технология руд и цветных металлов. Учебник.  – М., изд. МИСиС. 2007. – 515 с.

Алябьев А. В., Нгуен Тхи Лан, Присный А. В. Влияние комплексного флотореагента на пресноводных гидробионтов / Охрана природной среды и эколого-биологическое образование / Сб. матер. III Всерос. с междунар.участием науч-практич. конференции. – Елабуга, 2013. – С. 10-15.

Бортникова С. Б., Гаськова О. Л., Айриянц А. А. Техногенные озера: формирование, развитие и влияние на окружающую среду. М.: РАН, 2003. 117 c.

Брагинский Л. П. Принципы классификации и некоторые механизмы структурно-функциональных перестроек пресноводных экосистем в условиях антропогенного пресса // Гидробиол.журн. 1998.Т.34,№ 6. – С.72-94.

Государственный мониторинг состояния недр / Департамент по недропользованию по ЦФО. Центрнедра, раздел «Нарушенный режим» http://centrnedra.ru/?id1=4&id2=12

Животова Е. Н., Силина А. Е. Гидрофауна беспозвоночных Матырского водохранилища в условиях «альголизации» // Приоритетные направления экологической реабилитации Воронежского водохранилища: Матер.Всерос.науч-практич.конфер. г.Воронеж, 21 ноября 2012. – Воронеж: изд. «Научная книга», 2012. – 261-279.

Жгарева Н. Н., Соловых Г. Н., Иванова И. Ю., Кольчугина Г. Ф. Некоторые гидрохимические и гидробиологические показатели антропогенного загрязнения реки Блява в районе г. Медногорска // Вестник ОГУ № 6/ июнь 2009. – С.124-128.

Залетаев В. С. Экологически дестабилизированная среда — М.: Наука, 1989.  — 189 с.

Косинова И. И., Барабошкина Т. А., Косинов А. Е., Ильяш В. В. Экологическая геология Курской магнитной аномалии (КМА):монография. – Воронеж: ИПЦ ВГУ, 2009ю – 216 с.

Косинова И. И., Силина А. Е. О причинах возникновения эколого-геохимических катастроф на реках Центральной России // Экологическая геология: теория, практика и региональные проблемы. Материалы II международной научно-практической конференции. Г.Воронеж, 4-6 октября 2011 г. — Воронеж: «КОМПИР» Центр документации, 2011. – С. 83-87.

Котенко Е. А., Морозов В. Н., Кушнеренко В. К., Анисимов В. Н. Геоэкологические проблемы КМА и пути их решения // Горная Промышленность, 2003, № 2 [http://www.mining-media.ru/ru/article/company/1598-geoekologicheskie-problemy-kma-i-puti-ikh-resheniya]

Крылов А. В., Прокин А. А., Хлызова Н. Ю., Болотов С. Э., Петрухин Ю. К. Зарастание, зоопланктон и макрозообентос низовьев притока Дона и Хопра и зон смешения вод (Воронежская область) // Экология и морфология беспозвоночных континентальных вод.  Материалы Междунар. конфер., посвящ. 100-летию Ф.Д. Мордухай-Болтовского. Ин-т биологии внутр.вод им. И.Д. Папанина РАН. – Махачкала: Издательство «Наука ДНЦ», 2010. -  С.203-244

Маслобоев В. А., Селезнев С. Г., Макаров Д. В., Светлов А.В Оценка экологической опасности хранения отходов добычи и переработки сульфидных руд цветных металлов //Проблемы разработки полезных ископаемых и стратегия устойчивого развития регионов России (на примере Воронежской области) // Материалы научной конференции. – Воронеж: ООО Фирма «Элист», 2014. – С..

Монаков А. В. Питание пресноводных беспозвоночных – М., 1998. – 320 с.

Нефедова  Е.Г. Антропогенная динамика геоэкологического состояния Воронежского водохранилища // Приоритетные направления экологической реабилитации Воронежского водохранилища: Матер. Всерос. науч-практич. конфер. г. Воронеж, 21 ноября 2012. – Воронеж: изд. «Научная книга», 2012 С.106-114.

Петин А. Н. Аэрокосмический мониторинг состояния геологической среды железорудных месторождений КМА: особенности структуры, строения и функционирования // Научные ведомости БелГУ, Сер. Естест. науки. 2009. — № 11 (66). — С. 133-139.

Питьева К. Е. Гидрогеология района: ожидаемые последствия планируемых разработок Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений в Воронежской области // Комплексная экспертная оценка целесообразности и возможных последствий планируемых разработок медно-никелевых месторождений в Воронежской области. – Москва, 2012. – С. 52-71 (на правах рукописи).

Прокин А. А.  Решетников  А.Н. Фауна водных макробеспозвоночных пойменных озер Хоперского заповедника// Труды Хоперского заповедника /под ред. Н.А. Карпова. – Воронеж: ИПЦ «Научная книга», 2013. — С. 137-157.

Присный А. В., Волынкин Ю. Л., Кампос Н. Н., Кичигин Е. В. Чувствительность Stylonychia mytilus к флотореагенту РА-14 // Гидробиол. журн., Киев, 2011, Т.47,№ 2. – С.81-88.

Сахарова М. С., Лобачева И. К. Изучение микрогальванических систем сульфиды – золотосодержащие растворы и особенности отложения золота // Геохимия. 1978. № 12. С.1836-1841.

Свешников Г. Б. Электрохимические процессы на сульфидных месторождениях. Л.: ЛГУ, 1967, 160 с.

Сергеев С. В., Лябах А. И., Зайцев Д. Л. Опыт разработки богатых железных руд Яковлевского месторождения КМА // Научные ведомости БелГУ. Сер. Естественных наук, 2011а, № 3 (98), вып.14. – С.200-208.

Сергеев С. В., Лябах А. И., Квачев В. Н., Севрюков В. В. Геолого-гидрогеологическая характеристика Яковлевского месторождения // Научные ведомости БелГУ. Сер. Естественных наук, 2011б, № 3 (98), вып.14. – С. 147-154.

Силина А. Е. К изучению зообентоса реки Осколец  (Белгородская область) //Современные проблемы зоологии и паразитологии: материалы V междунар.науч.конф. «Чтения памяти проф. И.И. Барабаш-Никифорова», г. Воронеж, 14-16 марта 2013 г. /Редкол: С.П.Гапонов (науч.ред.) и др.; ВГУ. – Воронеж, ИПЦ ВГУ, 2013. –  С.162-180.

Силина А. Е. Влияние ГОКов КМА на состояние водных зоокомплексов и прогноз экологической ситуации в результате освоения месторождений цветных металлов в Воронежской области // Проблемы разработки полезных ископаемых и стратегия устойчивого развития регионов России (на примере Воронежской области) // Материалы научной конференции. – Воронеж: ООО Фирма «Элист», 2014. – С. 185-214.

Силина А. Е., Костылев И. Н. Влияние Лебединского ГОКа на донные зооценозы водоемов 10-километровой зоны // Научные ведомости БелГУ/ Сер. Естественные науки. № 3 (43), 2008, Вып.6. – С. 81-95.

Силина А. Е. Трофическая структура сообществ макрозообентоса водоемов в 30-км зоне влияния Лебединского ГОКа // Научные ведомости Белгородского государственного университета, серия Естественные науки, № 15 (110), вып.16, 2011. – С. 19 – 31.

Силина А. Е. Клещевые паразитозы и массовая гибель беззубок (Mollusca) в затоне Матырского водохранилища в 2011 году // Современные проблемы общей и прикладной паразитологии: материалы V научно-практической паразитологической конференции памяти профессора В.А.Ромашова, 8-9 сентября 2011 года /ФГУ «Воронежский государственный природный биосферный заповедник». – Воронеж: Артефакт, 2011. – С. 64-69.

Силина А. Е. Оценка качества воды в зоне влияния Михайловского ГОКа по макробеспозвоночным // Материалы IV Всероссийской конференции по водной экотоксикологии, посвященной памяти Б.А. Флерова, «Антропогенное влияние на водные организмы и экосистемы» и школы-семинара «Современные методы исследования и оценки качества вод, состояния водных организмов и экосистем в условиях антропогенной нагрузки». Часть 2. (Борок, 24-29 сентября 2011 г.). — Борок, 2011. — С.167-172.

Требования к безопасности токсичных и высокотоксичных веществ. Предельно допустимые концентрации вредных веществ и классы опасности в воде водных объектов хозяйственно-питьевого и культурно-бытового водопользования. Приложение 13 к техническому регламенту, 19 ноября 2010, Казахстан, № 1219.

Халезов Б. Д., Ватолин Н. А., Неживых В. А., Тверяков А. Ю. Сырьевая база подземного и кучного выщелачивания // Горный информационно-аналитический бюллетень МГГУ. 2002. № 5. – С. 142-147.

Чернышев Н. М., Молотков С. П., Буковшин В. В. Минерально-сырьевой потенциал эндогенных платиноидно-медно-никелевых и благороднометальных формаций ВКМ (история открытия и основные этапы изучения, состояние и перспективы освоения) // Вестник ВГУ, сер. Геология, 2002, № 1. – С. 164-181.

Чернышов Н. М., Чернышова М. Н. Закономерности размещения, формы нахождения и экология мышьяка в рудах Еланского структурно-дайкового комплекса // Вестник ВГУ. Серия: Геология. 2015. № 2. – С. 77-83.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Часть 2. Проблемность существования памятников природы Прихоперья в условиях промышленного освоения месторождений полиметаллов

Закон РФ «Об особо охраняемых природных территориях от 15 февраля 1995 г. трактует памятники природы как:

уникальные, невосполнимые, ценные в экологическом, научном, культурном и эстетическом отношениях природные комплексы, а также объекты естественного и искусственного происхождения.

Близкая трактовка используется в ФЗ «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г., а также «Положения о памятниках природы в Воронежской области (от 28  мая 1998 г.).

Во главу угла в этих документах поставлен принцип уникальности и неповторимости, однако следует заметить, что многие ученые подчеркивают и настаивают и на принципе типичности комплекса природных условий для конкретной территории, что, в быстро меняющихся условиях под влиянием человека не менее важно – оставить наиболее типичные «островки» выживания природных объектов – растений, животных, ибо скоро будет не на что ориентироваться при необходимости восстановления и рекультивации нарушенных территорий.

Принятые недавно документы «Стратегия развития ООПТ Воронежской области» и «Схема размещения и развития ООПТ Воронежской области», как отмечают некоторые географы и ботаники (Бевз  и др., 2013), лишена концептуальности, и предлагают ландшафтный подход (охрана природно-территориальных и природно-аквальных ландшафтов как целостных геосистем,  учитывая био-энергетические и информационные связи, устойчивость, функциональность, генезис и тенденции развития). Ранее этот же подход разрабатывал в своих работах В.Б. Михно, в частности, в статье «Ландшафтные аспекты оптимизации экологической обстановки Воронежской области»: «Особую значимость приобретает разработка способов оптимизации экологической обстановки путем сохранения ландшафтного разнообразия, совершенствования структурной организации ООПТ, внедрения ландшафтных приемов в практику природопользования и создания оптимального ландшафтно-экологического каркаса» (Михно, 2005).

Органом управления угодьями (ООПТ) является областной  Департамент по природным ресурсам и экологии, в юрисдикции Администрации Воронежской области.

На 1 января 2017 года известно 200 ООПТ областного значения: 14 государственных заказников, 4 природных парка, 1 дендрологический парк, 181 памятник природы. Кроме того, имеется 15 ООПТ местного значения: 2 памятника природы и 13 садово-парковых ландшафтов.

 

На прилегающей к месторождениям территории Прихоперья, кроме Хоперского заповедниказаказника «Хоперского» и Теллермановской рощи, находится 6 памятников природы (Постановление Правительства Воронежской области от 28 мая 1998 г., № 500 «О памятниках природы на территории Воронежской области». Приложение 1; Постановление администрации Воронежской области от 25.10.2000, № 1001 «О развитии сети особо охраняемых природных территорий») и др.

Новохоперский район:

1. Урочище «Ольхи» – юго-западная окраина с. Елань-Колено (2 га) – орнитологический; — 2 км от месторождений

2. Парк-усадьба с. Калиново, рядом с заповедником, правобережье Хопра, в 15 км С от Новохоперска (100 га); более 20 км от месторождений

3.  Краснянская степь ЮВ с. Березовка, Ю-ЮЗ с. Елань-Колено, склоны балок Карачева и Терновская (100 га);

10 км от месторождений

4. Болотно-лесной комплекс на террасе реки Хопер, левобережье Хопра (416 га);

18 км от месторождений

5. Долина р. Пыховка, граница с Волгоградской областью (28 га);

20 км от месторождений

 

Поворинский район:

6. Осоково-сфагновое болото Дерюжкино – у с. Октябрьское, левобережье Хопра (42 га). Включен в список охраняемых болотных угодий Рамсарской конвенции.

 

 

Но вначале -  еще раз вспомним, как там у соседей-белгородцев.

Мы уже говорили ранее о заповедной Ямской степи (1-3 км зона влияния ЛГОКа).

Пруд в балке Суры, в охранной зоне Ямской степи заповедника «Белогорье», возник в результате производственной деятельности ЛГОКа – после строительства дамбы, перенаправляющей разгрузку подземных вод от балки Чуфичева, грунтовые воды, залегающие непосредственно под хвостохранилищем ЛГОКа, стали интенсивно разгружаться в ложе балки Суры. По всему днищу балки функционируют воклюзы диаметром до 25-30 см, у берега – с чашами до 60 см, кроме того, в донную часть устремлены множество ручьев и ручейков. Для защиты Ямской степи была построена насосная станция, откачивающая заполняющую балку воду обратно в хвостохранилище в ежедневном режиме. По химическому составу воды пруда, особенно в приплотинной части, близки к водам хвостохранилища, особенно сильное загрязнение проявляется по кадмию и свинцу (Силина, Костылев, 2008). Основными особенностями фауны является подавляющее преимущество эврибионтных (в том числе полисапробных) космополитов либо голарктических видов.

В результате на протяжении более 20 лет воды пруда, являющегося по сути, отстойником вод хвостохранилищ ЛГОКа, насыщают воды и грунты понижений рельефа Ямской степи тяжелыми металлами, нитратами, фактически из зоны купола техногенных вод хвостохранилища. Допустимо ли это на границе ООПТ? – нет, не допустимо, ни de jure, ни de facto. Возможно ли что-либо изменить в данной уже сложившейся ситуации? – принципиально – нет, можно только в рамках мониторинга отслеживать тренды изменений в химическом, фаунистическом и флористическом составе на прилегающих территориях, при экстремальных ситуациях требуя провести необходимые мероприятия со стороны ГОКа. Данная водная экосистема отнесена нами к категории токсобно-сапробно-эвтрофной (по Л.П. Брагинскому, 1998). По состоянию зоокомплексов беспозвоночных данному водоему присущи черты реанимированной экосистемы с трансформированной и частично деградированной структурой в новом статусе стабильно низкой устойчивости.

 

В связи с вышесказанным выясняется, что существование памятников природы и самой заповедной реки Хопер в условиях разработок является проблемным. Независимо от инвестиций в облагораживание территорий и инфраструктуру, потеря качества воды водоемов на фоне водопонижения неизбежна, как неизбежны эоловые процессы и дефляция, паводки и осадки – все аккумулятивные (обводненные) зоны ландшафта будут представлять собой в той или иной мере отстойники ГОКа, а при падении объема воды токсические эффекты усилятся.

В 2012-2013 гг. нами проведены предварительные гидробиологические исследования состояния донных сообществ и качества воды реки Хопер в границах заповедника (Силина, 2014) и водоемов на территориях памятников природы Новохоперского и Поворинского районов (материалы в работе). Выявлено, что для  р. Хопер характерно стабильное фоновое состояние качества воды в границах бэта-мезосапробности (со средним значением индекса сапробности S в пределах класса), за исключением пунктов у южной границы Теллермановского леса и пункта гидрологического контроля, где фиксировались максимальные показатели индексов сапробности и сапротоксобности. Наиболее чистые воды в районе Кутихинского кордона. В придаточных водоемах индекс сапробности показывает усиление органического загрязнения (альфа-бэта-мезосапробность) в заиленной литорали прирусловой старицы и глубинной зоне прируслового затона. Согласно индексу сапротоксобности, во всех пунктах воды находятся в границах фона – бэта-мезосапротоксобного класса вод, с повышением до пограничного значения в литорали старицы в зоне влияния пристани (Силина, 2014). Выяснилось, что за прошедшие более чем 50 лет (Склярова, Щербакова, Бортникова, 1962) численность крупных двустворчатых моллюсков в р. Хопер остается практически неизменной.

 

Поскольку основным типом аквальных экосистем памятников природы Прихоперья являются болотные экосистемы, отметим их некоторые характерные особенности (по «Научно-образовательный…, 2007).

Болота – редкие и своеобразные экосистемы, находящиеся в Черноземье на южной границе своего распространения, по сути, выполняют роль переходного звена между водными и наземными экосистемами, совмещая в себе свойства и тех, и других. Это экосистемы с замедленным химическим и энергетическим обменом. Как мощные накопители недоокисленного органического вещества, а также накопители воды, слабо испаряющейся с их площадей благодаря покрывающим их сплавинам, болота играют роль своеобразного экосистемного буфера и, кроме практического значения (как источник торфа), имеют огромное значение как в развитии отдельных ландшафтов, так и бисферы в целом. Своеобразие фаунистических комплексов болот обусловлено особенностями их водного, температурного и химического режимов, и, как следствие – флористическим и фаунистическим  составом и биоценотическими особенностями. Обычно, благодаря более низким температурам воды и особенностям микроклимата, они населены экстразональной растительностью северного типа (десятки видов сфагновых мхов, пушица стройная и узколистная и др.), создающей моно- и олигодоминантные группировки на сплавинах. В свою очередь, в результате своей жизнедеятельности сфагновые мхи формируют специфические гидрохимические условия, закисляя среду, и таким образом способствуют отбору узкоспециализированных либо экологически пластичных видов животных, способных выживать в экстремальных условиях. Вследствие сильного закисления, болотные воды сильно обеднены кальцием, что лишает возможности обитания многие виды животных, использующих соли кальция для построения раковин, формирования либо укрепления покровов. Азотный дефицит способствует развитию в мочажинах хищных растений – пузырчатки (пузырчатка малая и обыкновенная), а на сфагновых сплавинах – росянки (росянка круглолистная и  английская), буквально добывающих азот посредством лова и «поедания» мелких беспозвоночных. Многообразие и изолированность болотных водных биотопов (мочажин), распространенных в различных растительных ассоциациях (осоковой, тростниковой, осоково-сфагновой, сфагновой, гипновой и др.), предопределяет богатство видового состава беспозвоночных болотной экосистемы, в целом сравнимое по объему с фауной глубоких террасных озер, но при низком видовом разнообразии отдельных биотопов. В качестве основных тенденций в формировании фауны болота можно указать следующие: значительное сокращение разнообразия и обилия первичноводных форм (пиявок, двустворчатых моллюсков, ракообразных и др.) при преобладании амфибиотических насекомых, включение наземных видов жуков, гигрофильных паукообразных, клещей, двукрылых и т.д. на последних сфагновых стадиях, при деградации водного компонента. Наблюдается  усиление роли азонального комплекса видов, свойственных северным широтам, для которых болота такого северного облика являются местами переживания при проникновении на юг. По сравнению с другими типами водоемов, болотная фауна представлена преимущественно видами с широкими типами ареалов – транспалеарктическими и голарктическими при сокращении числа и роли европейских видов, причем эта тенденция усиливается по мере сукцессионной зрелости биоценозов. Кислая среда  влияет на костную систему и состояние рыбной чешуи и рыбьей икры, поэтому в болотах, как правило, отсутствуют рыбы. Этот «пробел» в экосистеме восполняется высоким разнообразием хищных видов беспозвоночных, преимущественно крупных размеров (жуки, в боровых болотах – разнокрылые стрекозы), которые в отсутствие их основных потребителей – рыб, способны образовывать до 60-80% от общей биомассы сообществ. Кроме того, в пищевой структуре сообществ наблюдается возрастание роли видов, питающихся растениями, в том числе специализированных потребителей мхов (Силина, Прокин, 2002, 2008 и др., Научно-образовательный…, 2007).

И еще несколько цифр и фактов:

В ЦЧР 99% всех болот  – низинного типа и лишь 1% — переходные и верховые, имеющие сфагновый покров. Формирование болот происходит в течение от тысячи до десятков тысяч лет, возраст болот в ЦЧР – от 2,5 тыс. до 12,5 тыс. лет (голоцен) (Хмелев, 1985).

Болота имеют более холодную поверхность, чем окружающие ландшафты, поскольку хранят под травяным либо моховым покровом линзы воды, и небольшой отрицательный заряд. Поэтому они работают как природные биофильтры, притягивая этой холодной поверхностью пылевые частицы до 2 мкм (явление термофореза), а также поглощают атмосферную пыль и дым, имеюшие положительный заряд. В связи с этим прогнозируется депонирование загрязнений, входящих в шлейф атмосферных загрязнений от ГОКа в долине Хопра, а питание гидрологической сети из болот в период понижения грунтовых вод будет происходить техногенно загрязненными болотными водами.

 

Множество водно-болотных угодий древнестаричного и суффозионного происхождения располагается в 3-5 км к юго-востоку от Хопёрского государственного природного заповедника, среди песчаной степи на левобережной террасе р. Хопёр. Их природные комплексы отличаются от  озёр и болот современной поймы Хопра. На террассные водно-болотные угодья  не действует основной природообразующий фактор поймы – весеннее половодье, в них развиты процессы торфонакопления, растительный покров этих ветландов сформирован значительно раньше, чем растительность современной поймы, и отличается присутствием многих бореальных видов растений (Печенюк,  2005а). Некоторых из этих болот и озёр имеют глубину 4-5 м, но многие из них мелководны.

Олиготрофные, сфагновые болота  на сухой песчаной степной террасе р. Хопёр – это уникальное природное явление, поскольку континентальный климат востока Воронежской области не благоприятен для их развития. Считается, что сфагновые болота, берёзовые леса по их берегам, луга северного типа – остатки флористического комплекса прохладного периода голоцена (Цвелёв, 1988).

На  40 водно-болотных угодьях Прихоперья обнаружен 61 вид высших водных растений (гидрофитов): 25 погружённых видов, 12 – плавающих (включая 2 вида плавающих мхов Riccia fluitans и Ricciocarpus natans), и 24 надводных вида (Печенюк, 2005).

По мнению Елены Валентиновны Печенюк, весь комплекс болот и озёр на второй террасе Хопра, играет ключевую, гидрологическую роль в сохранении водного баланса территории – сухих песчаных степей левобережья Хопра. Они образуют экологический каркас местности не только для распространения растений и животных, но и для поселений человека в песчаной степи.

 

Памятник природы «Болото Дерюжкино»

Болото Дерюжкино по решению Воронежского облисполкома с 1969 года охраняется как памятник природы.

Включен в Перспективный список водно-болотных угодий Рамсарской конвенции, том 3, 2000, «Водно-болотные угодья» ( «Теневой список водно-болотных угодий, имеющих международное значение. Критерии охраны – 2, 3: сохранение местообитаний редких видов; поддержание биологического разнообразия растений и животных).

Угодье представляет большую ценность как фрагмент реликтовых болот степной зоны Европы. Значение угодья – поддержание гидрологического режима реки Хопер и прилегающих территорий.  Бол. Дерюжкино расположено в межзональной переходной полосе (между лесостепью и степью), по ботанико-географическому районированию относится к Окско-Донскому торфяно-болотному округу (Хмелев, 1975). Его площадь – 42 га, по Рамсарской конвенции – 8 га (Список памятников…, 2013; Ломакина,  Перспективный список: www.fesc.ru/wettlands/134.html) (фото). Из негативно влияющих факторов указана распашка земель вблизи болотного массива, нарушающая гидрологический режим болота.

Это болото сплавинного типа, до глубины 1 м залегает торф, под ним находится слой воды глубиной 0,75 м, который сменяется торфом и сапропелем до глубины 3,5 м. В обводнённых понижениях нанорельефа встречается сфагнум остроконечный, сфагнум большой, сфагнум балтийский, на более мезотрофных участках болота моховой ковёр образуют сфагнум тупой, сфагнум центральный, сфагнум обманчивый. На приствольных повышениях отдельно встречающихся берёз (берёза пушистая), кроме сфагнума гладкого, обнаружен редкий для лесостепной зоны вид — сфагнум болотный (Хмелёв, Попова, 1988). В травяном ярусе встречается осока топяная, пушица влагалищная; осоки и мхи образуют осоково-сфагновую ассоциацию.

Из ценной флоры здесь произрастают редкие  виды сфагновых мхов: сфагнум балтийский, сфагнум магелланский, сфагнум Руссова, сфагнум болотный. Также обитают пушица влагалищная, незабудка болотная, хищный вид растений — росянка круглолистная, и другие виды аркто-бореального комплекса. В воде, окружающей болото, местами встречаются скопления реликтового растения— сальвинии плавающей (уникальный третичный реликт из водных папоротников, единственный вид из этого рода, произрастающий на территории России).

В 1988 г. К.Ф. Хмелев и Н. Попова выдвинули предложение присоединить памятник природы «Сфагновое болото Дерюжкино»  к территории ХГЗ.

 

Памятник природы «Болотно-лесной комплекс на террасе р. Хопер»

История создания этого памятника довольно длительная. По сведениям  Е.В. Печенюк (Печенюк, 2005а), в конце 1960-х годов был выделен участок болота Ильмень в центре Богдановского леса (без точной привязки его расположения), которому был присвоен статус памятника природы «Болото Безымянное» (Камышев, 1970). Позже бол. Ильмень с окружающим его Богдановским лесом и другие болота предлагалось присоединить к расположенному в нескольких километрах Хопёрскому заповеднику (Цвелёв, Нескрябина, Печенюк, 1982; Хмелёв, 1985; Цвелёв, 1988; Хмелёв, Попова, 1988; Печенюк, 2007). Это сделать по ряду причин не удалось, но в 2008 г. на основе памятника природы «Болото Безымянное» был создан более крупный памятник природы «Болотно-лесной комплекс на террасе р. Хопёр» площадью 416 га, включающий в себя бол. Ильмень с окружающим его Богдановским лесом, бол. Моховое и бол. Вырубное, соединённые в единую систему заболоченными низинами.

Е.В. Печенюк  в 2007 г. было дано описание этого памятника природы. Однако на 1 января 2017 года в Перечне памятников природы Воронежской области на сайте Департамента Природных ресурсов и экологии Воронежской области по непонятной причине он вновь фигурирует как «Болото Безымянное».

Ссылаемся на данное описание (Печенюк, 2007, рукопись):

Памятник природы «Болотно-лесной комплекс на террасе р. Хопёр», находится в Новохопёрском районе Воронежской области, в 9 км восточнее г. Новохопёрска, на песчаной, надпойменной, левобережной террасе р. Хопёр, в зоне древнего русла р. Хопёр. Расположен вдоль дороги Новохопёрск – Поворино. Протяжённость вдоль дороги 4 км (Рис 1).

 

 

Рис. 1. Размещение памятника природы «Болотно-лесной комплекс на террасе р. Хопёр» (выделен чёрным) относительно г. Новохопёрска и дороги Новохопёрск – Поворино.

 

Памятник представляет собой единый гидрологический комплекс из трёх верховых, сфагновых болот, соединённых влажными и обводнёнными низинами.

Местность испытывает значительные внутривековые колебания увлажнения (Шнитников, 1969): в многоводные периоды болота превращаются в озёра (сплавины остаются в виде плавающих островов), часто соединяются между собой протоками. В засушливый период болота и озёра уменьшаются по площади, по их периметру формируется лесная и кустарниковая растительность (цит. по Печенюк, 2005б).

Профиль – биологический, болотно-лесной, комплексный.

Его площадь -  416 га  (194 га — болото Ильмень (Безымянное); 124 га — Богдановский лес;  7 га – низина от бол. Ильмень к бол. Вырубному; 66 га – бол. Вырубное; 25 га – бол. Моховое.

Памятник природы «Болотно-лесной комплекс на террасе р. Хопёр», расположенный в    песчаной степи, является местом обитания крупных лесных копытных (лося, косули, кабана), в него заходят волки, поселялись бобры, встречены журавли, молодые особи больших подорликов. Болота являются местом обитания многих лесных и водных птиц, в том числе редких: серощёкой поганки, малой поганки, пастушка, рыжей цапли и др. Обводнённые участки этих болот служат местами обитания болотной черепахи, местами размножения зелёной жабы, обыкновенной чесночницы и других земноводных. Из беспозвоночных встречаются редкие усач Келлера, переливница ивовая и др. Из растений памятника природы 55 видов находятся на южной границе их ареалов, 29 видов внесены в список растений, рекомендованных для Красной книги Воронежской области.

Богдановский лес и его аквальные экосистемы постоянно привлекали внимание учёных. В конце 1940-х – начале 1950-х годов этот водно-болотный комплекс (под названием «Ильмень-I»), в ряду других болот и о. Ильмень, изучала экспедиция Академии Наук СССР под руководством известного географа, впоследствии доктора наук и академика А.В. Шнитникова. Затем Николай Сергеевич Камышев, доктор биологических наук, ботаник, профессор исследовал Богдановский лес, и, видимо, именно по его представлению этому болоту был присвоен статус памятника природы.

Константин Филиппович Хмелёв, специалист по болотам, доктор биологических наук, профессор, неоднократно посещал Богдановский лес и изучал болотный массив, расположенный в его центре (Хмелёв, 1985).  Флора подробно исследована Николаем Николаевичем Цвелевым (член-кор. РАН) – 183 вида, мхи – проф. Н.Н. Поповой, гидрофлора – Е.В. Печенюк. Н.Н. Цвелев (1988) предлагал присоединить Богдановский лес к Хоперскому заповеднику (Печенюк, 2007).

Редкие виды растений, обнаруженные в аквальных экосистемах памятника природы «Болотно-лесной комплекс на террасе р. Хопёр: кальдезия белозоролистная, росянка английская, росянка круглолистная, ужовник обыкновенный, ладьян трехнарезный,  липарис Лезеля, тайник яйцевидный, ладьян трехнадрезный, гнездовка настоящая, мякотница болотная, пушица многоколосковая, пушица влагалищная, пушица стройная, шейхцерия болотная, блисмус сжатый, мытник болотный, белозор болотный, белокрыльник болотный, дремлик болотный, дремлик лесной, любка двулистная, ирис безлистный, пальчатокоренник кровавый, пальчатокоренник мясо-красный,  рдест красноватый, рдест злаковый, рдест остролистный, грушанка малая, грушанка круглолистная, пузырчатка малая, сальвиния плавающая. Из моховидных  известны сфагнум балтийский,   риччиокарпус плавающий и др.   (Печенюк, 2005а, 2016 и др.)

Позволю себе привести отрывок из краеведческого исследования этой местности, данного в статье Е.В. Печенюк (2005б):

«Изучаемая местность до XVII века использовалась кочевниками. Можно предположить, что при маршрутной модели (сезонном посещении местности кочевниками-скотоводами), водно-болотные угодья испытывали заметное эвтрофирующее влияние из-за устройства поблизости временных поселений человека, вытаптывания травостоя и загрязнения местности бытовыми отходами; выпаса скота по прибрежным лугам, водопоя скота в озёрах и загрязнения и вытаптывания мест водопоя  и  ночёвок скота. В местах временных стоянок неизбежно брали воду из озёр для бытовых нужд, вырубали кустарники и деревья для поделок и костров, охотились на диких животных. При выжигании степи пожары распространялись и на прибрежную растительность озёр и болот.

…. «В конце XVIII – начале XIX вв. на изучаемой местности появилось первое поселение – заселённый украинцами, владельческий Богданов хутор (Список населённых мест…1865). С появлением оседлого населения маршрутная модель освоения местности сменилась радиальной. Осёдлое население использовало озёра и болота для выпаса и водопоя скота, для охоты и рыбной ловли; окружающие их луга и рощи для постройки жилищ и на топливо. Появились новые формы использования природных ресурсов: распашка степи до границы луговин; распашка  луговин под огороды; рытьё колодцев в населённых пунктах и «копанок» — небольших ям — по границе озёр и болот для полива огородов;  выгул водоплавающей птицы (усилилась эвтрофикация озёр); сенокошение на лугах и сплавинах болот; использование озёр и обводнённых окраин болот для рыбной ловли (бреднем, плетёными из лозы «кубошами» и вентерями), вымочки льна и конопли на ткачество (до 1930-х годов); сбор птичьих яиц и корневищ рогоза на еду (до конца 1940-х годов); использование осок для связывания снопов во время жатвы зерновых и рогоза для настила крыш; стирка и купание.

Следующий населённый пункт — Ильменская усадьба г-жи Н. М. Половцевой — появилась около оз. Большой Ильмень в конце 1880-х годов (Памятная книжка… 1886). В конце XIX в. были построены кордон Ильменский при урочище «Березняги» (теперь Богдановский Лес) и Моховом болоте, и хутор Надеждинский на оз. Большой Ильмень. Позже хутора Ильменский и Надеждинский слились в пос. Половцево. Соответственно, вокруг каждого нового населённого пункта, возникающего около водно-болотных угодий, формировалась зона нарушений природной среды.

В конце XIX в. в Ильменской усадьбе Н.М. Половцевой были построены паровая мельница и винокуренный завод, началось использование воды оз. Большой Ильмень для них.  Для завода и мельницы была сделана попытка добычи торфа из болота Богдановский Лес, — выкопаны в 1910 г. канавы для его полного осушения. Помешал добыче торфа быстрый подъём воды в озёрах и болотах в 1913-1914 гг., который привёл к заливанию болот  и к подтоплению хутора Ильменского. В 1916 г. для спуска воды была прорыта канава, соединяющая оз. Большой Ильмень с низиной, идущей в пойму р. Хопёр (Шнитников, 1969). По словам старожилов, добыча торфа для завода (небольшая по объёму) всё-таки проводилась в заболоченной части оз. Большой Ильмень. Таким образом, в конце XIX и начале XX веков к традиционным формам использования водно-болотных угодий прибавились забор воды и добыча торфа для промышленных целей. (Вторая попытка добычи торфа была предпринята в начале 1940-х годов, но помешало начало войны)».

 

Памятник природы

«Урочище Ольхи»

Урочище расположено на юго-западной окраине с. Елань-Колено, вплотную примыкая к сельхозпостройкам. В полноводные годы в старовозрастном ольшанике остается вода среди разреженных ассоциаций тростника, осок, папоротника болотного. Урочище традиционно являлось местом обитания колонии серой цапли (около 50 особей). Но в связи с засушливостью последних лет колония мигрировала. Однако ученые ХГЗ считают, что очень живописный влажный ольшаник является самодостаточным природным объектом, нуждающимся в охране, не только как орнитологическая территория, а как ботанический либо комплексный памятник природы (что стоит учесть при дальнейших исследованиях и дополнениях в описаниях памятника).

Фото.

Памятник природы

«Долина реки Пыховка»

Бассейн реки Пыховка характеризуется своеобразием географического положения:  он расположен на стыке между отдельными физико-географическими районами (Калачским овражно-балочным южно-лесостепным и Среднехоперским придолинным южно-лесостепным), а также ландшафтными провинциями (лесостепной Среднерусской возвышенности и лесостепной Окско-Донской равнины). Верховья и средняя часть бассейна относятся к Калачскому Прихоперью (Памятник природы… https://dprvrn.ru/index.php/work/osobo-okhranyaemye-prirodnye-territorii/item/331-pamyatnik-prirody-oblastnogo-znacheniya-dolina-reki-pykhovka).

Река Пыховка – приток Хопра 2 порядка, протекает в 7-10 км от р. Татарка по цокольной равнине с выходами известняков.  Река мелководная, длиной 20 км. Верховье имеет вид ручья, выше располагается небольшой пруд (ранее было поселение), ниже памятника природы река протекает среди ольшаников и имеет узкое русло. В среднем течении ширина русла 3-6 м, с плесами до 20 м шириной и 40-50 м длиной. Перед впадением в р. Савалу русло разбивается на несколько узких проток. Из редких водных видов растений здесь произрастает поручейничек прямой, в пруду – роголистник подводный, в пойме – чемерица Лебеля, отсутствующая в пойме Хопра (Печенюк и др., «Предложение по организации…», 1999).

В долине нередки участки с малонарушенной структурой растительного покрова степей, с богатым и необычным составом, с присутствием множества редких видов растений и позвоночных животных. Это, вероятно, связано, с труднодоступностью травостоя на склонах долины для сенокошения.

Склоны долины реки Пыховка возвышаются до 80 м, с уклонами 20-400, они изрезаны оврагами и покрыты байрачными (балочными) дубравами, сложены глинистыми отложениями и известняковым щебнем. По сведениям Нескрябиной Е. С., Печенюк Е. В. и Печенюк А. Д., на степных склонах преобладают ковыль волосатик, типчак скальный, полыни Маршалла, австрийская. Встречаются эремогона Биберштейна, лютик иллирийский, пустырник сизоватый, козелец Маршалла, житняк Лавренко, смолевка днепровская, астрагал датский и др.. Отмечены редкие виды: кермек Бунге, тюльпан Биберштейна (Красная книга Воронежской области), тюльпан Шренка (Красная Книга РФ), ирисы низкий и карликовый, гиацинтик светло-голубой, ломонос цельнолистный, эфедра, астрагал яйцеплодный, ковыль Лессинга, адонисы волжский и весенний, рябчик русский. Высоким обилием отличаются такие редкие виды как прострел луговой, валериана клубненосная, чина полевая. Также распространены луговины с доминированием горца змеиного (редкий вид для долины Хопра). По правобережью развиты степи с обильно произрастающими нивяником обыкновенным, подмаренником настоящим, шалфеем поникаюшим. В целом, в долине найдены десятки редких видов растений, внесенные в списки Красных Книг различного статуса. На фото представлены адонис весенний (или горицвет весенний, сем. Лютиковые) (Красная Книга Российской Федерации), девясил высокий (Красная Книга Воронежской области).

Из птиц  здесь обитают лебедь-шипун, были обнаружены следы дрофы, огарь, серая цапля, выпь, орел-карлик, луни, чирки, кряква.

Из млекопитающих отмечены  барсук, куница, сурок-байбак, косуля, кабан, волк, лисица, заяц. Ранее существовала колония суслика крапчатого.

Малые степные реки  имеют своеобразный ландшафт, каждая из них неповторима, поэтому их необходимо сохранять как рефугиумы биоразнообразия. Поэтому ряд воронежских ученых выступают с предложениями о расширении памятника природы, поэтапно, до границ речного бассейна (Бевз и др., 2013). Это, по мнению авторов, позволит получить в качестве охраняемого объекта природную, высокой степени целостности, парадинамическую и парагенетическую, саморегулирующуюся, с четко выделенными на местности границами геосистему. Возможна постановка вопроса об окончательном переходе бассейна р. Пыховка в режим особой охраны (памятника природы или мезозаповедника) (Бевз и др., 2013, 2014).

 

Памятник природы «Парк-усадьба у с. Калиново»

Памятник природы, имеющий кроме природного, важное историко-культурное и краеведческое значение, расположен в 15 км севернее Новохоперска на правобережье Хопра, в непосредственной близости от Хоперского заповедника.

Усадьба «Калиновская» была основана по второй  половине XIX века дворянином Михаилом Николаевичем Раевским (отец – генерал (младший) похоронен в с. Красном). Три года (1899-1900-1901 гг.) у родственников Раевских в с. Красном гостил знаменитый русский композитор Сергей Рахманинов, часто бывал в усадьбе «Калиновской».

Усадьба  включала 3-этажный господский дом, флигель, хозпостройки, имелась псарня и один из многочисленных конных заводов Раевских. Высокий береговой склон был преобразован в дендропарк, был заложен сад, высажена тополевая аллея, построен фонтан. В 20-е годы ХХ ст. господский дом сгорел, все, что осталось – на фото. Состояние построек плачевное и нуждается в поддержке и реставрации. Со временем оставшаяся часть усадьбы может стать частью туристических маршрутов, одним из звеньев инфраструктуры туристического бизнеса.

В настоящее время сохранился парк, аллеи (сосновая из крымской сосны и тополевая), постройки конезавода (конюшня), флигель, столовая, водонапорная башня (действующая), постамент под фонтан. Осталась и вымощенная булыжником дорога в Калинов лес (брусчатка около 100 м) к Шилову озеру, где у Раевских была оборудована купальня.

Сейчас известен «Бобровый каньон», расположенный в западной трети оврага,  пересекающего поперек  лесной массив «Калинов лес» и входящий в состав одного из маршрутов экологической тропы Хоперского заповедника. Хорошо просматривается   крутой склон (до 40 м), дубы, с востока к каньону притекает ручей. Вода на дне оврага сплошь заросла рясковыми (ряска маленькая), что свидетельствует о сильном эвтрофировании в результате жизнедеятельности бобра. В зоофитосе массово развивается рясковая огневка (водная бабочка).

В селе Калиново сейчас проживает около 20 человек.

Памятник природы «Краснянская степь»

Краснянские степи расположены к югу и юго-западу от с. Елань-Колено Новохоперского района, на водоразделе рек Паника и Добринка (балки Карачева и Терновая). Исследованиям этих ландшафтов, начиная с начала XX века, были посвящены работы Т.И. Попова, Л.Г. Раменского, Б.С. Кожухова, Н.Ф. Комарова, С.В. Голицына, позднее — Н.С. Камышева, В.А. Агафонова. Ранее Краснянские степи занимали 11 участков около 4400 га. В качестве памятника природы взят под охрану один участок площадью 100 га в 2 км юго-восточнее с. Березово (Агафонов, 2003).

Основным доминантом Краснянских степей является ковыль  Stipa capillata, характерной           их особенностью, по Т.И. Попову, является то, что «здесь на десятках гектаров расстилается скудная по растительности, но очень хорошо выдержанная ковыльная целина» (цит. по Агафонову, 2003).

Уникальность территории памятника природы заключается  в том, что он является местом нахождения в средней полосе России (Красная книга РСФСР) вида ковыля Elytrigia stepifolia (еще одно местонахождение известно  в Ростовской области).

Всего в Краснянских степях по данным 2003 г. В.А. Агафоновым выявлено 164 вида, из всех выявленных видов 33 вида являются редкими и нуждаются в охране.

Благополучное состояние степей обусловлено и историческими причинами – во-первых, исстари здесь было традиционным ведение хуторского хозяйства со щадящим выпасом (преимущественно овечьим), во-вторых, био-морфологические особенности  и малопродуктивность ковыля формировали у крупного рогатого скота «фактор избегания». Овечий умеренный выпас в старые времена не повреждал покров степей, а снижение поголовья КРС в последние годы также этому способствовал. По мнению В.А. Агафонова, … «взятые под охрану 100 га Краснянских степей, мера, безусловно, недостаточная для сохранения этого уникального степного уголка Центрального Черноземья, который со временем может превратиться в крохотный изолят среди антропогенно трасформированных биоценозов» (Агафонов, 2003).

В первой декаде мая 2013 года, в период массового цветения пиона тонколистного Краснянскую степь посетил вице-президент Русского географического общества, выдающийся степевед, директор института степи УРО РАН, Александр Александрович Чибилев (Фото и информация из газеты Инф. Агенства «Галерея Чижова» от 15 мая 2013 года). Широко известны работы этого ученого в области выявления влияния горных разработок и горно-обогатительных комбинатов в Уральском регионе на степные и другие типы экосистем. После посещения Краснянской степи ученый выразил восхищение их красотой и был расстроен нынешним состоянием их охраны (нет даже опознавательных знаков). По мнению А.А. Чибилева, к слову, выпускника ВГУ,  разработка никелевого месторождения в Новохоперском районе просто убъет находящийся рядом памятник природы.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ (II часть)

Исходя из расчетов диаметра депрессионной воронки (52 км через 10 лет эксплуатации шахты) и зоны аномального запыления (30х40 км, Котенко и др., 2006; Косинова, 2009 и др.), все памятники природы правобережья Хопра в той или иной степени будут испытывать негативное влияние ГОКа, поскольку почти все они находятся в наиболее опасной и по запылению, и по водопонижению 20-км зоне.  Проявления этого воздействия будут заключаться 1). в иссушении мелководных водоемов (пойменное болото ур. «Ольхи», «Болотно-лесной комплекс на террасе реки Хопер», южная окраина Хоперского заповедника (минимум 1/3 площади южной части заповедника) с находящимися на ней мелководными пойменными водоемами); 2). токсификации вод, донного грунта и кормовой базы охраняемых редких и фоновых видов беспозвоночных и позвоночных животных, формирующих экологический и зоогеографический облик аборигенной фауны Хопра и Прихоперья, прежде всего хищников (выхухоль, орлан-белохвост).

За счет пыления и фильтрации техногенных вод из хвостохранилищ, а затем вторичного обводнения за счет формирования куполов растекания техногенных вод, предстоит постепенная токсификация водоемов в южном и юго-восточном направлении (Краснянская степь, долина реки Пыховка, р. Хопер, придаточные водоемы других рек, к примеру, Сарпинские озера, занимающие ложбину древнейшего рукава Пра-Волги в Волгоградской области и т.д.), при этом накопление токсикантов в крупных гидробионтах (рыбе), водоплавающей птице и т.д., будет приводить к интоксикациям их потребителей, в том числе местных жителей.

Подчеркну, что если поступления биогенов в результате аварий на канализационных сетях либо отстойниках пищевых комбинатов и т.д. создают периодическую ситуацию энергетического дотирования, то в случае разворачивания  производства по добыче и обогащению цветных полиметаллов сознательно создается ситуация энергетической девальвации, работающей на снижение энергетического потенциала популяций. Это будет проявляться в поступлении токсикантов, подавляющих жизненно важные функции и воспроизводство биоты (от деградации обилия отдельных видов, в первую очередь, хищных, до тотального уничтожения биоценотического покрова на больших площадях).

Уточню: если проявления падения уровня грунтовых вод может проявляться лишь на уровне межгодовых колебаний первые 8-10 лет, затем усиливаясь и локально микшируясь за счет образования куполов растекания техногенных вод, то токсификация вод может проявиться в течение первых месяцев разработки в результате перемешивания вод различных горизонтов, особенно за счет восхождения напорных радиоактивных рассолов. Ухудшение медико-биологических показателей в результате мышьяковой аномалии ожидается в первое десятилетие функционирования ГОКа. Вероятность процессов 100%-ная.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Агафонов  В.А. К флоре Краснянских степей // Вестник ВГУ, 2003 г. сер. Биология, № 2. — С. 91-94.

Бевз В. Н., Быковская О. П., Горбунов А. С., Прохорова О. В. Ландшафтные памятники природы Воронежской области: современное состояние, проблемы и перспективы развития. // Вестник ВГУ, Серия: География. Геоэкология, 2013, № 1. – С. 28- 34.

Бевз В. Н., Горбунов А. С., Быковская О. П., Прохорова О. В. Бассейновый подход в организации ландшафтных памятников природы Центрального Черноземья // Вестник ВГУ, Серия: География. Геоэкология, 2014, № 4. – С. 18-25.

Водно-болотные угодия России. Т.3. Водно-болотные угодия, внесенные  в перспективный список Рамсарской конвенции ( «Теневой список водно-болотных угодий, имеющих международное значение. Болото Дерюжкино. Сост. Ломакина Г. А.) Инф.ресурс: www.fesc.ru/wettlands/134.html).

Михно В. Б. Ландшафтные аспекты оптимизации экологической обстановки Воронежской области// Вестник ВГУ, Серия Геоэкология, 2005, № 2,  Воронеж, изд. ВГУ. – С. 29-43.

Научно-образовательный и спортивно-оздоровительный комплекс «Веневитиново» Воронежского государственного университета/ ред.проф. В.Б. Голуб. – Воронеж: ВГУ, 2006. – 107 с.

Нескрябина Е. С., Печенюк Е. В., Печенюк А. Д. Малые степные реки северо-востока Воронежской области // Сост. Особо охр.прир.терр. Европ.ч. России. – Воронеж, 2005. -  С.48-54.

Печенюк Е. В. Высшие водные растения озёр и болот надпойменной террасы реки Хопёр //Изучение и сохранение природных экосистем заповедников лесостепной зоны – Курск, 2005 а. – С. 261 – 265.

Печенюк Е. В. Антропогенное воздействие на степные озера и болота // Воронежское краеведение: опыт, проблемы и перспективы развития в XXIвеке / Материалы областной научно- практической конференции 10.10.2004. – Воронеж, 2005б. – С. 209-212.

Печенюк Е. В. Описание памятника природы «Болотно-лесной комплекс на террасе реки Хопёр», 2007 (рукопись).

Печенюк Е. В. Болота и озёра на террасе р. Хопёр (Новохопёрский район) // Воронежское краеведение: традиции и современность (Материалы ежегодной областной научно-практической конференции. 15 декабря 2007 г.). – Воронеж, 2007. С. 85-88.

Печенюк Е. В. Ветланды второй террасы реки Хопер: история изучения и современное состояние // Труды Хоперского заповедника / ред. Н.А.Карпов. ФГБУ «Хоперский государственный заповедник. – Воронеж: ИПЦ „Научная книга“, 2016. Вып. X. – С. 203-233.

Печенюк А. Д., Нескрябина Е. С., Печенюк Е. В., Соколов Д. Д. Предложение по организации памятника природы «Долина реки Пыховки» в Новохоперском районе Воронежской области, 1999, (рукопись).

Памятник природы областного значения «Долина реки Пыховка» // Сайт Департамента природных ресурсов и экологии Воронежской области (Инф. ресурс: https://dprvrn.ru/index.php/work/osobo-okhranyaemye-prirodnye-territorii/item/331-pamyatnik-prirody-oblastnogo-znacheniya-dolina-reki-pykhovka).

Силина А. Е. К изучению макрозообентоса реки Хопер и придаточных водоемов в границах Хоперского заповедника // Труды  Хоперского госзаповедника, вып. IX. – Воронеж, ИПЦ «Научная книга», 2014. – С. 234 — 264.

Склярова Т. В., Щербакова З. П., Бортникова Н. И. Кормовая база промысловых рыб реки Дона и его притоков в пределах Воронежской области в 1958-1960 г.г. // Работы рыбохозяйственной лаборатории ВГУ. – Воронеж: Изд-во Воронеж.гос.ун-та, 1962. – С. 42-56.

Список памятников природы на территории Воронежской области / Приказ № 7 от 18.01.2013 Департамента природных ресурсов и экологии Воронежской области «Об утверждении перечня особо охраняемых природных территорий областного и местного значения».

Хмелев К. Ф. Закономерности развития болотных экосистем Центрального Черноземья. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1985. – 168 с.

 

СМИ

«Ученые обсуждают идею создания степного заповедника в Воронежской области» // Инф. Агенство «Галерея Чижова», 15 мая 2013 г.

 

сосны, лес



Общественный диалог

01.03.2018
Руды и металлы новохопёрских медно-никелевых месторождений
 
22.02.2017
Кандидат химических наук ВГУ: «Не никель нужно ставить в кружочек и перечеркивать»

Александр Наумов выступил в качестве эксперта на заседании Общественного совета

 
18.01.2017
Александр Плаксенко: «Появится ли на востоке области крупный работодатель, станет ясно до конца года»

В конце прошлого года Уральская горно-металлургическая компания объявила об окончании геологоразведочных работ на медно-никелевых месторождениях в Новохоперском районе


 
Все новости